Археология и древняя история Смоленской области

Смоленский кремль

Смоленский кремль

В Смоленской области Российской Федерации есть такие археологические культуры — неманская, бутовская, иеневская, верхнеднепровская, усвятская, шнуровой керамики, среднеднепровская, сосницкая, днепро-двинская, дьяковская, почепская, тушемлинская, мощинская, культура длинных курганов, древнерусская, позднесредневековая.

География

Смоленская область расположена в центральной части Русской (Восточно-Европейськой) равнины, занимает площадь 49 тысяч квадратных километров. На северо-западе она граничит с Псковской, на севере – с Тверской, на востоке – с Московской, на юго-востоке – с Калужской и Брянской областями Российской Федерации, на западе и юго-западе – с Витебской и Могилевской областями Белоруссии. Это всхолмленная равнина, большую ее часть занимает Смоленская возвышенность, переходящая на востоке в Московскую возвышенность, а на севере смыкающаяся с Валдайской, образуя главный в Европейской России водораздел между реками бассейна Балтийского, Черного и Каспийского морей. Внутри Смоленской возвышенности выделяют возвышенность Витебскую (высота до 232 метров над уровнем моря) на западе, Слободскую (высота до 241 метра) и Духовщинскую (высота до 271 метра) на северо-западе, Вяземскую (высота до 319 метров) на востоке.

Климат области умеренно-континентальный, с теплым летом и умеренно холодной зимой. Средняя температуанваря составляет минус 10 градусов по Цельсию, июля — плюс 17  градусов по Цельсию. Годовое количество осадков колеблется от 570 до 650 миллиметров. Вся территория области входит в подзону смешанных лесов лесной зоы. Леса занимают в настоящее время более 25 процентов площади, подверглись сильному антропогенному воздействию, значительно изменив свой первоначальный облик. Они состоят преимущественно из березы, осины, ольхи с примесями ели, сосны, широколиственны пород. На севере области имеются значительные массивы хвойных лесов. В древности лесов было больше. Повесть временных лет упоминает огромный Оковский лес, частично располагавшийся на территории современной Смоленской области, в котором берут свое начало Днепр, Волга, и Западная Двина. На рассматриваемой территории преобладают подзолистые почвы, характерные для подзоны смешанных лесов. Они имеют разную степень гумусности, песчанистую или глинистую структуру, более плодородны на юге области, менее плодородны на севере. Значительное распространение, особенно на севере и северо-западе, имеют торфяно-болотные почвы, а в поймах крупных рек – пойменно-луговые.

Смоленская область характеризуется развитой речной сетью. Главная ее водная артерия – река Днепр, которая относится к черноморскому бассейну. Днепр берет свое начало на северо-востоке области, в болотах между деревнями Дудкино и Бочарово в Сычевском районе, выходит за пределы области на западе, в Краснинском районе. Крупными левыми притоками Днепра являются реки Сож и Десна, также берущие начало на территории Смоленской области. На северо-западе протекает река Западая Двина, относящаяся уже к бассейну Балтийского моря. К крупным рекам бассейна Каспийского моря относятся реки Вазуза, правый приток реки Волга и Угра, левый приток реки Ока. Днепр, Западная Двина, Десна, Вазуза, Угра имеют многочисленную и разветвленную сеть притоков. Верховья рек разных бассейнов близко подходят друг к другу, что обусловило создание ряда волоков на водных путях. На севере и северо-западе области довольно многочисленны озера, главным образом ледникового происхождения – Рябчики, Чепли, Щучье, Дго, Сапшо, Велисто.

История исследования

Первые сведения об археологических памятниках рассматриваемой территории встречаются в записках путешественников ХVI века, следовавших в Москву и отметивших многочисленные курганы в окрестностях Смоленска. Городища и курганы Смоленщины упоминаются в некоторых документах ХVII – ХVIII веков. Смоленским древностям уделяли внимание краеведы первой половины и середины ХIХ века.

Внимание любителей древностей и ученых прошлого века привлекали прежде всего археологические памятники, имевшие ярко выраженные внешние признаки – курганы, городища, развалины древних храмов Смоленска и его окрестностей. Первые археологические раскопки на рассматриваемой территории провел в 1867 году учитель местной гимназии М.П.Полесский-Щепилло, вскрывший большой холм на восточной окраине Смоленска, оказавшийся развалинами храма «На Протоке», построенного в конце ХII века. В 1872 году помещик М.Ф.Кусциский произвел первые на Смоленщине курганные раскопки, а с 1874 года начал исследование ставшего впоследствии широко известным Гнездовского могильника под Смоленском. Им же был обследован ряд городищ и курганных могильников в центральном и северных районах нынешней области. Усилиями местных любителей древностей еще в 1873 году была составлена первая сводная работа о памятниках далекого прошлого Смоленщины, увидевшая свет лишь в 1899 году.

В конце ХIХ – начале ХХ века преимущественно курганные раскопки проводили на Смоленщине И.С.Абрамов, Н.Е.Бранденбург, Г.О.Богуславский, С.А.Гатцук, В.Н.Глазов, Н.Г.Керцелли, И.С.Сергеев, В.М.Чебышева. В бассейне реки Угра, включая часть современной Смоленской области, вел широкие разведки и раскопки Н.И.Булычов. Особо важную роль в изучении археологических памятников края в те годы сыграли выдющиеся русские археологи В.И.Сизов и А.А.Спицын. В.И.Сизов в 1880 – 1901 годы (с перерывами) провел значительные по масштабам и результатам раскопки Гнездовского курганного могильника. Предложенные им датировка и интерпретация этого уникального памятника не утратили своего значения до наших дней. Он же раскопал ряд курганов на юге нынешней области. В.И.Сизов исследовал и так называемые «длинные курганы», впервые выделенные им в особую группу памятников. А.А.Спицын подготовил обобщающий обзор все известных к тому времени древностей Смоленшины, начиная с каменного века, проанализировал и опубликовал материалы раскопок курганов, проведенных И.С.Абрамовым, С.А.Гатцуком, В.Н.Глазковым, С.И.Сергеевым, развил предложенную В.И.Сизовым характеристику длинных курганов, много сделал для интерпретации гнездовских памятников. В те же годы продолжались исследования развалин древних храмов Смоленска и его округи. В 1901 – 1902 годах М.Н.Неклюдов и С.П.Писарев произвели первые раскопки городского слоя Смоленска, связанные со строительством здесь электростанции, а С.П.Писарев также обследовал городища в окрестностях Смоленска. Краниологическую характеристику черепов из первых курганных раскопок на Смоленщине дал А.П.Богданов. Все эти исследования заложили хорошую основу для дальнейшего изучения ранней истории Смоленского края, значительно обогатили собрания как центральных, так и местных музеев.

В начале ХХ века немалый вклад в исследование археологических памятников Смоленщины внесла Е.Н.Клетнова. В 1908 – 1909 годах она совместно с И.Ф.Барщевским вела раскопки Борисоглебского и Васильевского храмов на Смядыни в Смоленске и опубликовала их результаты, провела весьма результативные разведки и раскопки в бывшем Вяземском уезде, изучала курганы в окрестностях Гнездова.

В первые десятилетия после Октябрьской революции на Смоленщине развернулась плодотворная деятельность выдающегося археолога А.Н.Лявданского, создавшего здесь работоспособный коллектив молодых ученых. В результате достоянием науки стали многие десятки стоянок каменного века, поселений эпохи бронзы, городищ и селищ раннежелезного века и средневековья, курганных могильников. Им впервые были выявлены синхронные курганам поселения в окрестностях деревни Гнездово, проводились разведочные работы и раскопки в Смоленске. А.Н.Лявданский впервые попытался дать историко-культурную интерпретацию памятников каменного века, часть из которых он сопоставлял с синхронными памятниками долины Оки, часть – с памятниками Прибалтки и северо-запада Российской Федерации. Большое внимание было уделено характеристике, классификации и интерпретации городищ Смоленщины, определению их хронологии и этнической принадлежности. Ряд ценных наблюдений был сделан А.Н.Лявданским и относительно других археологических памятников. Не все выводы А.Н.Лявданского выдержали испытание временем, однако изучение древней и средневековой истории Смоленщины по археологическим материалам и сейчас невозможно без учета его работ. Многие археологические памятники до сих пор известны лишь по собранным им материалам.

Одновременно с А.Н.Лявданским исследованиями памятников неолита и бронзы, а также курганных могильников занимались Н.И.Савин, С.М.Соколовский, В.Р.Тарасенко. Исследования в Смоленске проводили И.М.Хозеров и Н.П.Милонов.

В послевоенные годы исследования памятников археологии Смоленщины приобрели качественно новый характер, что было связано с общим подъемом археологической науки в нашей стране. С целью создания широкой картины ранней истории края стали изучаться памятники всех эпох. Значительно расширились масштабы полевых работ, чему способствовали рост местных научных кадров, тесное сотрудничество центральных и местных научных учреждений. Существенно усовершенствовалась методика полевых исследований. Материалы археологических раскопок стали широко использоваться в качестве полноценного исторического источника. На материалах археологических памятников края решались многие общеисторические проблемы. В 70-е годы ХХ века началась планомерная работа по паспортизации и инвентаризации памятников археологии, не завершенная, впрочем, до настоящего времени.

Среди исследователей, рабовавших на Смоленщине в этот период, прежде всего следует отметить Е.А.Шмидта, начавшего археологическое исследование региона в 1949 году и занимавшегося изучением памятников всех эпох. В результате его работ, продолжающихся до настоящего времени, учтено и описано несколько сотен разновременных памятников, многие из которых впервые стали достоянием науки. Им исследовались памятники каменного и бронзового веков, много сделано для выявления, характеристики и периодизации городищ, селищ и могильников раннего железного века и раннего средневековья. Важные и результативные исследоваия проведены Е.А.Шмидтом на древнерусских памятниках.

Значительные исследования велись в области по изучению памятников каменного века. Работами А.М.Микляева, В.П.Третьякова, И.М.Тюриной и других ученых были выявлены древнейшие на Смоленщине археологические памятники, отнесенные к позднему палеолиту, мезолитические стоянки, выделена и получила обстоятельную характеристику неолитическая верхнеднепровская культура, определена культурная принадлежность неолитических памятников северо-запада области.

Большие материалы получены для характеристики раннего железного века и начала средневековья. В этом направлении, кроме работ Е.А.Шмидта, нужно отметить исследования П.Н.Третьякова, проводившего в 1954 – 1961 годах планомерное исследование городищ Смоленщины. Широкие раскопки велись им на городищах Тушемля, Мокрядинское, Слобода-Глушица, Лахтеевское. В результате были определены важнейшие этапы эволюции материальной клуьтуры населения края от начала железного века до средневековья, выделены и получили обстоятельную характеристику днепро-двинская археологическая культура раннего железного века, близкая к зарубинецькой культура типа средневекового слоя городища Тушемля, тушемлинская культура раннего средневековья, выделены своеобразные городища-святилища. Полученные материалы позволили во многом по-новому рассмотреть историю Смоленщины и сопредельных территорий в период, предшествовавший появлению здесь славян.

Наибольшие успехи были достигнуты в изучении и осмыслении славяно-русских древностей Смоленской земли. Такие исследования были направлены главным образом на решение вопросов о времени появления славян на территории края, выявление социальных предпосылок формирования Древнерусского государства, сложения феодальных отношений, возникновение городов, на освещение экономики и социального строя древнерусской древни, характеристику культуры населения края древнерусской деревни, характеристику культуры населения края древнерусского времени.

Первое после В.И.Сизова и А.А.Спицына исследование о такой категории раннесредневековых древностей, как длинные курганы, с которыми ряд исследователей связывает появление славян в Верхнем Поднепровье, вышло из печати еще в 1941 году. Важным этапом в изучении этих древностей стала работа В.В.Седова, в которой значительное место уделено длинным курганам Смоленщины. С 1949 года ведется планомерное изучение уникального Гнездовского археологического комплекса, что дало огромный материал для суждения о процессе классообразования у славянских племен лесной полосы Восточной Европы, их торговых и культурный связях, роли норманнов в образовании государства у восточных славян. Были выявлены и исследовались древние курганные могильники, предшествовавшие по времени гнездовским и синхронные им. В.В.Седовым проведены большие работы по изучению сельских поселений Смоленской земли, обобщены материалы, собранные несколькими поколениями ученых о восточнославянских курганных древностях, в том числе курганах рассматриваемой территории. Активно изучается культурный слой древнего Смоленска. Начато археологическое исследование древних древнерусских городов на территории области. Л.В.Алексеевым составлена археологическая карта Смоленского княжества, обобщены археологические данные о Смоленской земле Х – ХIII века. Важные материалы для хараткеристики древнерусского зодчества получены в результате новых раскопок архитектурных памятников Смоленская и его ближайших окрестностей.

Продолжались и археологические разведки на территории области, связанные с новостройками, паспортизацией и инвентаризацией памятников, поисками новых археологических объектов.

В послевоенные годы были созданы новые, более полные сводные работы об археологических памятниках Смоленщины. О работах такого рода, посвященных длинным курганам, говорилось выше. А.В.Успенской и М.В.Фехнер подготовлена сводка древнерусских памятников Северо-Восточной и Северо-Западной Руси, определенное место в которой уделено памятникам рассматриваемой территории. Следует отметить выпуск САИ, посвященный памятникам железного века междуречья Днепра и Десны. В 1974 году вышел из печати список памятников истории и культуры Смоленской области, включающий и перечень археологических памятников. Наиболее полные сводки об археологических памятниках Смоленщины принадлежат перу Е.А.Шмидта.

Каменный век

Палеолит

Результаты более чем векового археологического изучения территории Смоленской области позволяют проследить основные этапы истории населения этого региона в древности и начале средневековья.

Заселение территории современной Смоленщины человеком относится к верхнему палеолиту, позднему периоду древнего каменного века, хронологические рамки которого определятся временем от 40 – 35 до 12 – 10 тысяч лет до нашей эры. Этот период совпадает с завершающей фазой ледникового периода. Материковый лед прочно занимал тогда весь север и северо-запад Восточной Европы, что обусловило суровость климата всей рассматриваемой территории. Растительность Верхнего Поднепровья носила тогда тундровый характер с элементами сухих степей. Фауна отличалась наличием ныне вымерших мамонта, шерстистого носорога, дикой лошади, пещерного медведя. Остатки этих животных обнаружены на территории области в нескольких десятках пунктов. Скопление целых и расколотых костей шерстистого носорога, выявленное у села Гамково в современном Краснинском районе, первоначально рассматривалось как остатки древнейшего на Смоленщине поселения человека, однако раскопки там опровергли это предположение. По-видимому, это было своеобразное кладбище ископаемых животных, возникшее без участия человека. Археологические памятники верхнего палеолита на Смоленщине редки, широким раскопкам не подвергались. Таковы, например, стоянка Сертея 7 близ деревни Рудня или стоянки 1 и 8 у деревни Сертея в Велижском районе, на которых найдены характерные кремневые скребла на массивных отщепах, ножи, отщепы с микроретушью и другие орудия верхнепалеолитического облика. Малочисленность таких памятников и недостаточая их изученность не позволяют пока дать сколько-нибудь развернутую характеристику позднего палеолита Смоленщины. Основываясь на материалах соседних территорий, следует отметить, что поздний палеолит – время окончательного формирования человека современного вида, сложения раннепервобытной родовой общины. В этот период достигли совершенства приемы коллективно охоты на мамонта, шерстистого носорога, дикую лошадь и других крупных животных. Появляется первобытное искусство, замечательные образцы которого обнаружены, в частности, на памятниках соседней Брянской области.

Мезолит

Следующая за палеолитом эпоха по археологической периодизации – мезолит (средний каменный век), относящийся уже к послеледниковому периоду, большинством исследователей на рассматриваемой территории датируется 9 – 6 тысячелетиями до нашей эры. Климат в центральной части Русской равнины стал в то время теплее, чем в верхнем палеолите, но оставался холоднее современного. Хотя кое-где сохранялись реликтовые ландшафты холодных степей, ведущую роль в естественной растительности стали занимать леса таежного типа, преимущественно елово-сосново-березовые. Еще до конца палеолита вымерли представители мамонтовой фауны, животный мир стал приобретать типичный для лесов Евразии характер. Это обстоятельство привело к изменению форм охоты. Коллективная охота на крупных животных, характерная для верхнего палеолита, уступила место индивидуальной, объектами которой стали лесные звери и птицы. Охота велась главным образом при помощи лука и стрел – важнейшего изобретения мезолитического человека. Заметную роль в хозяйстве стало играть рыболовство. Новые условия хозяйствования в новых ландшафтных условия привели к уменьшению численности человеческих коллективов, увеличению их подвижности. В мезолитическое время продолжала развиваться раннепервобытная родовая община, началось формирование племенной организации.

Бутовская культура

Бутовская культура

Мезолитические памятники представлены на Смоленщине стоянками – следами поселений, а также остатками кремнеобрабатывающих мастерских, располагавшихся вблизи выходов кремня. Они известны в различных частях региона, но изучены пока недостаточно. Таковы, например, стоянки 9 – 13 у поселка Катынь и у деревни Ладыжицы на озере Купринское в Смоленском районе, несколько стоянок на реке Сертея (левый приток реки Западная Двина) в Велижском районе, стоянка у деревни Дубравка на реке Десна (левый приток реки Днепр) в Рославльском районе. Кремнеобрабатывающие мастерские зафиксированы на левом берегу Днепра блз деревни Аносово в Новодугинском районе. Ранним мезолитом датированы кремнеобрабатывающая мастерская, расположенная напротив поселка Аносовский Льнозавод в Новодугинском район, и стоянка Устье 3 у деревни Настасьино в Сычевском районе. Большинство древних мезолитических памятников Смоленщины относится к позднему периоду этой эпохи. Основные находки на мезолитических памятниках – кремневые орудия, в том числе наконечники стрел, скребки, острия, скобели, вкладыши для составных орудий, основа которых изготавливалась из дерева, кости или рога, грубо оббитые тесловидные и топоровидные орудия. Встречаются изделия из кости. В кремневой индустрии наблюдается ряд черт, характерных для мезолита в целом: преобладание среди заготовок для орудий пластин правильной геометрической формы и небольших пластинчатых отщепов; частое использование пластин в качестве орудий без дополнительной обработки; преимущественно односторонняя обработка орудий; близкие формы резцов на углу сломанной заготовки, то есть пластины или отщепа.

Посуда неманской культуры

Посуда неманской культуры

Есть определенные основания предполагать, что мезолит Смоленщины в культурном отношении неоднороден. Так, среди находок со стоянки Ладыжицы и катынских мезолитических памятников имеются так называемые «постсвидерские» наконечники стрел из пластин, преобладают концевые скребки на пластинах и вкладыши из сечений пластин. Эти особенности сближают названные стоянки с неманской мезолитической культурой на территории Литвы и Белоруссии и бутовской культурой в Волго-Окском междуречье. В то же время на других мезолитических памятниках области преобладают орудия на отщепах, встречаются асимметричные наконечники стрел с боковой выемкой, широко распространенны скребки, а резцы, наоборот, сравнительно малочисленны, причем большая часть их изготовлена небрежно. Эти особенности могут быть сопоставлены с чертами, характерными для мезолитических стоянок Посожья и Могилевского Поднепровья, а также для памятников иеневской мезолитической культуры Волго-Окского междуречья.

Иеневская культура

Иеневская культура

Неолит

В V тысячелетии до нашей эры на территории современной Смоленской области начинается новая эпоха по археологической периодизации – неолит (новый или поздний каменный век), охватывающий период до конца III – начала II тысячелетия до нашей эры. Климат в то время стал более теплым и влажным, чем современный, Верхнее Поднепровье было занято широколиственными лесами с примесям ели, а на песчаных почвах – сосны. В неолите происходит дальнейшая интенсификация охоты, связанная с совершенствованием стрельбы из лука, появлением новых приемов охоты, в том числе при помощи разного рода ловушек. Появляются лодки, люди научились плести сети из растительного волкна, что способствовало увеличению роли рыболовства в хозяйстве. Успехи в области охоты, и, особенно рыболовства, привели к более оседлому, чем в мезолите, образу жизни. Одним из крупных новшеств неолитической эпохи в рассматриваемом регионе было появление глиняной посуды. В социальном плане неолитические племена лесой полосы Восточной Европы находились на стадии расцвета первобытнообщинного строя, у них сформировалась и развивалась позднепревобытная община, наступил расцвет племенной организации.

Остатки поселений этого времени – неолитические стоянки – на Смоленщине довольно многочисленны, что может свидетельствовать о существенном росте населения по сравнению с предшествовавшей эпохой. Они располагаются обычно по берегам рек и озер, на крах надпойменных террас, а также на всхолмлениях в поймах. В отличие от мезолитических, неолитические стоянки занимают нередко довольно большую площадь, иногда до 10 тысяч квадратных метров. Жилища неолитического времени на рассматриваемой территории изучены слабо. На стоянке близ деревни Немыкари в Починковском районе А.Н.Лявданским были исследованы остатки двух построек с глинобитными полами и очажными углублениями в центральной части. Керамика представлена толстостенными остродонными или круглодонными сосудами со слегка выпуклыми боками и прямым венчиком. Венчики обычно украшен по краю ямками округлой форм или оттисками гребенчатого штампа, стенки орнаментировались отпечатками мелкого или крупного гребенчатого штампа, образующими горизонтальные ряды или узор в виде елочки, а также глубокими ямочными вдавлениями овальной и подпрямоугольной формы. На внутренней стороне сосудов часто бывают видны следы заглаживания. Изредка встречаются низкие и широкогорлые округлодонные сосуды с характерными наружным утолщением венчика, та называемым «воротничком», украшенным горизонтальным рядом наклонных линий из оттисков гребенчатого штампа. Каменная индустрия характеризуется широким использованием отщепов в качестве заготовок, тщательной двухсторонней обработкой орудий с помощью ретуши. По мнению В.П.Третьякова, на Смоленщине каменная индустрия сформировалась на местной мезолитической основе. Из каменных орудий для неолитических памятников рассматриваемой территории характерны наконечники стрел вытянутой ромбической формы или черешковые, тщательно обработанные ретушью с двух сторон, скребки и скребла, изготовленные на массивных отщепах, крупные топоры овально-подпрямоугольной формы и небольшие топорики, обработанные ретушью, ножевидные пластины.

Верхнеднепровская культура

Верхнеднепровская культура

Относительно культурной принадлежности неолитических стоянок рассматриваемого региона было высказано несколько точек зрения. М.Е.Фосс включала Верхнее Поднепровь в обширную этнокультурную область с гребенчато-ямочной керамикой. Д.Я.Телегин относил эту территорию к ареалу днепро-донецкой культуры с гребенчато-накольчатой керамикой. И.М.Тюрина, проанализировав все материалы со смоленских неолитических памятников, выделила их, вместе с сихнхронными древностями бассейна реки Сож и Могилевско-Речицкого течения Днепра, в отдельную верхнеднепровскую мезолитическую культуру. В развитии этой культуры намечены два этапа: ранний, для которого характерны кремневые изделия с мезолитическими чертами и керамика с растительными примесями в глиняном тесте, орнаментированная глубокими овальными ямками и оттисками крупного гребенчатого штампа, и поздний, когда кремневые орудия полностью лишаются мезолитических признаков, в примесях к глиняному тесту, из которого изготовлялась посуда, преобладают песок и мелкая дресва, а в орнаментации сосудов, наряду с оттисками гребенчатого штампа и ямочными вдавлениями, широкое распространение получают оттиски так называемого «лапчатого штампа».

Северные районы области, примыкающие к бассейну реки Западная Двина, составляют часть ареала иной неолитической культуры – усвятской, основная территория которой находится севернее и западнее. Ранний этап ее развития представлен на Смоленщине стоянкой Рудня Сертейская в Велижском районе, где найдена весьма архаическая слабо обожженная керамика. Средний и поздний этапы ее развития прослежены главным образом по памятникам Псковской и Витебской  области, где они часто являются остатками многослойных свайных поселений. На Смоленщине свайными поселениями, по-видимому, были стоянки Сертея 1 и 8 у деревни Рудня в Велижском районе. Некоторые исследователи выделяют в бассейне Западной Двины и иные неолитические культуры – узменьскую, сертейскую и другие; характеристики их достаточно неопределенны.

Бронзовый век

Среднеднепровская культура

Среднеднепровская культура

В конце III – начале II тысячелетия до нашей эры на значительной части лесной полосы Восточной Европы расселились близкие по культуре и принадлежавшие, по-видимому, к индоевропейской языковой группе племена, известные в археологии под названием племен или культур шнуровой керамики и боевых топоров. На рассматриваемой территории они были, безусловно, пришлыми, исходные районы их расселения следует искать к югу, юго-западу или западу от лесной зоны Восточной Европы. Эти племена были знакомы с выплавкой меди и бронзы, уже давно освоили производящие отрасли хозяйства, вступили в стадию разложения первобытнообщинного строя. Исследователи констатируют у них развитые патриархальные отношения, определенное имущественное неравенство, выделение экономически сильной родо-племенной верхушки. Одна из этих культур – среднеднепровская, сформировавшаяся в середине III тысячелетия до нашей эры в Среднем Поднепровье, оставила редкие памятники и на Смоленщине, где они датируются ХХI – ХVIII веками до нашей эры. С появлением среднеднепровских племен на рассматриваемой территории принято начинать новую эпоху по археологической периодизации – бронзовый век или эпоху бронзы, охватывающую период до самого начала I тысячелетия до нашей эры. Климатические условия этого времени отличались несколько более высокими, чем нынешние, средними температурами и меньшей увлажненностью. Территория нынешней области по-прежнему была занята тогда широколиственными лесами с примесями ели и сосны.

Среди керамики среднеднепровской культуры преобладают горшки с шарообразным туловом, округлым или уплощенным дном, прямой высокой шейкой, орнаментированные преимущественно в верхней части отпечатками веревочки, зубчатого и линейного штампов, нарезками, насечками, ямчатыми углублениями, образующими различные композиционные узоры. Основная часть орудий труда и оружия все еще изготовлялась из камня. Среднеднепровские племена достигли совершенства в сверлении, шлифовке и полировке твердых пород камня, обработке кремня. Из твердых пород изготовлялись разнообразные по форме топоры, употреблявшиеся прежде всего как оружие, из кремня делались весьма совершенные наконечники стрел, ножи, скребки и другие орудия. Медные и бронзовые орудия были еще редкими. Основу хозяйства среднеднепровских племен составляли, как уже указывалось, земледелие и животноводство.

Памятники среднеднепровской культуры на территории Смоленщины известны всего в нескольких пунктах. Среднеднепровская керамика обнаружена, например, на поселениях у деревни Козичино в Кардымовском районе. У деревень Печкуры и Столпники в Рославльском районе выявлен грунт, могильники этой культуры (ныне уничтоженные), где умершие погребались в скорченном положении. При них найдены глиняные сосуды и каменные орудия.

В середины II тысячелетия до нашей эры развитие среднеднепровской культуры прекратилось, на ее территории и на ее основе сформировалась сосницкая культура эпохи поздней бронзы. Ее памятники имеются и на Смоленщине, но, по существу, не изучены.

Сосницкая культура

Сосницкая культура

Важен вопрос о взаимоотношении местного неолитического населения и пришлых среднеднепровских племен на территории современной Смоленщины. Исследователи предполагают, что часть местного населения была вытеснена пришельцами, по-видимому, на территорию Валдайской возвышенности. Оставшаяся часть какое-то время сосуществовала со среднеднепровскими племенами, а затем были ими ассимилирована. В кремневых орудиях и керамике среднеднепровских племен обнаруживаются некоторые черты воздействия местной неолитической культуры. Ряд исследователей считает, что среднеднепровские и сменившие их сосницкие племена в языковом отношении принадлежали к балтской группе.

Близ деревни Турнинщина в Смоленском районе выявлен грунтовый могильник еще одной культуры бронзового века – культуры шнуровой керамики конца III – начала II тысячелетия до нашей эры, основной ареал которой находится в Польше и Западной Белоруссии.

Ранний железный век

В начале I тысячелетия до нашей эры в лесной полосе Восточной Европы распространяется выплавка железа из местных болотных руд, начинается новая эпоха по археологической периодизации – ранний железный век. Его начало совпадает с формированем климата, практически не отличающегося от современного. Границы ландшафтных зон и подзон лесной зоны заняли в то время свое нынешнее положение. На рассматриваемой территории ранний железный век был временем дальнейшего разложения первобытнообщинных отношений.

Днепро-двинская культура

Днепро-двинская культура

Днепро-двинская культура

В раннем железном веке территория современной Смоленской области, кроме крайнего востока, была занята племенами днепро-двинской культуры, распространенной также в Белорусском Подвинье и в районе Себежских озер. Эта культура, по всей вероятности, сформировалась на основе местного варианта сосницкой культуры позднего бронзового века, потомков среднеднепровских племен. Из-за неисследованности древностей конца эпохи бронзы условия ее сложения еще далеко не выяснены. Время существования днепро-двинской культуры – VIII – VII века до нашей эры – II – IV века нашей эры. Основным типом ее памятников являются городища – остатки укрепленных поселений, которые устраивались на мысах коренного берега и высоких речных террас, на всхолмлениях в поймах и по берегам озер. С напольной стороны они были защищены одним или несколькими рядами валом и рвов; нередко укрепления проходили по всему периметру, иногда на разных уровнях. На валах были деревянные стены, как правило, столбовой конструкции. Площадь городищ обычно невелика: около 600 – 1000 квадратных метров. Наряду с городищами известны и селища – остатки неукрепленных поселений. Жилые и хозяйственные постройки на поселениях днепро-двинской культуры были наземными, столбовой конструкции. В начале периода существования этой культуры они представляли собой чаще так называемые «длинные дома», располагавшиеся по краям площадки городища, центральная часть которой оставалась незастроенной. Такие постройки существовали и позднее. «Длинные дома» разделялись на несколько жилых секций размерами около 4 на 4 метра, стены их складывались и нетолстых бревен, положенных горизонтально и зажимавшихся двумя вертикальными столбами или вставлявшихся в пазы толстых вертикально стоящих столбов. Часто стены обмазывались глиной, полы были земляными или глинобитными. Очаги устраивались в углублениях на полу, иногда обкладывались камнями в поздний период на днепро-двинских городища появляются отдельно стоящие прямоугольные постройки размерами 4 на 6 метров, опять-таки столбовой конструкции.

Основу хозяйства носителей днепро-двинской культуры составляли животоводство и земледелие, причем удельный вес земледелия постепенно возрастал. Разводили крупный рогатый скот, овец, коз, лошадей и свиней, костные остатки которых найдены при раскопках. О занятиях земледелием говорят находки зернотерок, железных топоров, предназначавшихся, в частности, для вырубки леса под земледельческие угодья, серповидных ножей, применявшихся при уборке урожая, зерен пшеницы, ячменя, проса, бобовых культур. В раннюю пору значительную роль в хозяйстве играла охота. Основными формами глиняной посуды были лепные слабопрофилированные плоскодонные горшки и баночные сосуды. Плоскодонные горшки имеют усеченно-коническое, расширяющееся кверху тулово, слабо выраженные плечики, прямой или слегка отогнутый наружу венчик. Баночные сосуды характеризуются слабо расширяющимися ото дна туловом, прямым, реже – загнутым внутрь венчиком. Большая часть керамики не имла орнаментации. Лишь на некоторых сосудах в верхней части имеется орнамент из ямчатых вдавлений, пальцевых защипов, сквозных отверстий. Нижние (ранние) слои днепро-двинских поселений содержат многочисленные костяные изделия: наконечники стрел, гарпуны, мотыжки, кочедыки для плетения, проколки, иглы, рукояти, булавки, пронизки, привески. По мере развития железоделательного производства количество изделий из кости постепенно уменьшается, а железных – увеличивается. В поздних слоях днепро-двинских поселений найдены железные ножи, шилья, иглы, наконечники копий, проушные топоры, серповидные ножи, пружинные ножницы. Встречаются и украшения из железа – булавки, браслеты, шейные гривны. О местной выплавке железа свидетельствуют находки железных шлаков, кусков руды, криц, глиняной обмазки домниц для выплавки железа. Днепро-двинские племена хорошо знали обработку меди и бронзы. На ряде поселений найдены каменные и глиняные формочки для отливки медных и бронзовых предметов, льячки для разлива расплавленного металла, капли бронзы. Среди медных и бронзовых изделий, найденных на днепро-двинских памятниках – браслеты, булавки, чаще всего посоховидные или со спиральной головкой, застежки, фибулы, шейные гривны, подвески.

Верховья Угры были пограничной зоной днепро-двинских и вернеокских племен. Культура верхнеокских племен очень близка к днепро-двинской. Носителей днепро-двинской и вернеокской культур исследователи едва ли не единодушно относят к племенам, говорившим на восточнобалтских языках.

Дьяковская культура

Дьяково городище дьяковской культуры

Дьяково городище дьяковской культуры

Крайний восток нынешней Смоленской области входил, по-видимому, в ареал дьяковской культуры раннего железного века и начала средневековья, основная территория которой располагалась в Верхнем Поволжье и Волго-Окском междуречье. Керамика поздних этапов развития этой культуры и отдельные характерные для нее предметы встречаются и на городища более западных районов рассматриваемого региона, что может свидетельствовать об определенной инфильтрации дьяковского населения на запад. Дьяковская культура большинством исследователей рассматривается как финно-угорская, в западной части ее ареала – с сильным балтским компонентом.

Почепская культура

Почепская культура

Почепская культура

Во II – IV веках нашей эры в южные районы Смоленщины проникли племена, по материальной культуре близкие, но не идентичные зарубинецким племенам Среднего Поднепровья и бассейна Припяти. В Подесенье они выделяются археологами в почепскую культуру, которая сложилась в результате взаимной ассимиляции местного населения и пришлых зарубинецких племен. Одно из поселений этой культуры исследовано у деревни Спартак на реке Десна в Рославльском районе. Здесь выявлено жилище с углубленным в землю полом и очагом из камней, найдены обломки глиняной посуды, сочетающей в себе черты местной и зарубинецкой керамики, а также характерная для зарубинецкой культуры чернолощеная посуда. Грунтовый могильник, близкий по обряду погребения и керамике к зарубинецким, обнаружен на дюне близ дерени Козичино на правом берегу реки Днепр в Кардымовской районе. Здесь выявлены остатки трупосожжений, произведенных на стороне и помещенных в неглубокие ямки, сопровождаемых характерными для зарубинецкой культуры лощеными реберчатыми мисками. К той же группе древностей, сочетающих черты, характерные, с одной стороны, для культуры местных племен, а с другой – для зарубинецкой культуры, следует отнести и средний слой городища Тушемля в Починковском районе. Здесь найдены обломки толстостенных глиняных горшков с плоским дном, выпуклым туловом и профилированным горлом, украшенных по обрезу венчика защипами и насечками, а также острореберных мисок, горшочков, кувшинчиков с лощеной поверхностью, близких к зарубинецким древностям. С этим слоем связываются остатки построек столбовой конструкции, а также остатки округлого в плане святилища со столбом (вероятно, основание идола) в центре. Памятники культурны типа среднего слоя городища Тушемля встречаются и в некоторых других пунктах современной Смоленской области.

Относительно этнической принадлежности носителей зарубинецкой культуры, высказывались различные точки зрения. Часть исследователей видят в  них западных балтов (Седов В.В.), часть, как, напримет, П.Н.Третьяков, считают зарубинецкую культуру славянской, а проникновение зарубинецких элементов на территорию современной Смоленщины – первыми следами славянизации этого региона.

Тушемлинская культура

Тушемлинская культура

Тушемлинская культура

В середине I тысячелетия нашей эры днепро-двинская культура, в ряде районов осложненная включениями близких к зарубинецким элементов, сменяется тушемлинской культурой, названой так по неоднократно упоминавшемуся городищу Тушемля в Починковском раойне, материалы верхнего слоя которого послужили основой для ее выделения. Непосредственными предками носителей тушемлинской культуры были днепро-двинские племена. Смена этих культур объясняется изменением ряда форм хозяйственной жизни, в результате чего произошли некоторые изменения в облике материальной культуры. В этническом плане тушемлинскую культуру следует считать восточнобалтской с определенными западнобалтскими или, по П.Н.Третьякову, славянскими элементами.

Памятники тушемлинской культуры на территории Смоленщины весьма многочисленны, представлены селищами, городищами и грунтовыми могильниками. Селища в то время стали основным типом поселения, что может связываться с дальнейшим развитием земледелия и превращением его в основу хозяйства. Городища служили главным образом убежищами во время опасности. Однако на некоторых из них имеются и следы длительного пребывания носителей тушемлинской культуры. Селища занимали обычно пологие склоны надпойменных террас или невысокие останцы в поймах рек и по берегам озера. Застройка селищ была прибрежно-рядовая, когда постройки вытянуты в ряд вдоль берега реки или озера, или кучевая, при которой посторойки располагаются на площади поселения бессистемно. Исследованные на памятниках тушемлинской культуры постройки были наземными, столбовой конструкции, что характерно и для предшествующей днепродвинской культуры. Дома отапливались либо открытыми очагами, либо печами-каменками, располагавшимися в центре дома или, реже, в одном из его углов. Рядом с жилыми постройками располагались хозяйственные ямы. На некоторых поселениях встречены остатки производственных сооружений, в том числе домниц для выплавки железа, кузниц. В качестве убежищ использовались городища, либо сооруженные в раннем железном веке, либо вновь построенные, топографическое положение которых не отличалось от более ранних. На некоторых городищах выявлены святилища, а также остатки производственных сооружений. Могильники располагались у окраин поселений или неподалеку от н их. Все они грунтовые, обряд погребения в них – трупосожжение на стороне, вне пределов могильника. Остатки сожжения в сосуде-урне или без нее помещались в грунтовые ямки диаметром до 50 сантиметров, глубиной до 60 сантиметров. Урны  с прахом устанавливались обычно в нормальном положении (устьем вверх), иногда прикрывались другим, большим по размерам сосудом, перевернутым вверх дном. Вещи при погребениях немногочисленны, обычно бывают пережженными в огне погребального костра.

Среди многочисленных памятников тушемлинской культуры Смоленщины следует отметить подвергавшиеся раскопкам городища Тушемля и Городок в Починковском районе, селища № 1 и № 2 у деревни Кислые в Смоленском районе, грунтовые могильники, расположенные близ указанных селищ. Глиняная посуда тушемлинских памятников лепная, преобладающая форма этой глиняной посуды – высокие, слабопрофилированные горшки с едва выраженной шейкой, прямым или немного отогнутым наружу венчиком, изготовленные довольно грубо, преимущественно без орнамента, иногда с насечками и защипами по венчику. Встречаются также миски, нередко с слабо выраженным ребром на стенках. Поверхность сосудов иногда заглаживалась, часть мискообразных сосудов и горшков небольших размеров имеют следы лощения. Среди других находок из таких памятников – железные наконечники копий и стрел, ножи, кресала, удила, серпы, топоры, бронзовые застежки-фибулы, проволочные височные кольца, пастовые и стеклянные бусы, каменные жернова.

Мощинская культура

Украшения мощинской культуры

Украшения мощинской культуры

Юго-восточная часть современной Смоленской области (главным образом бассейн реки Угра) входила в ареал мощинской культуры, датированной IV – VII веков нашей эры, основная территория которой находится на Верхней Оке. Эта культура сформировалась, вероятно, на базе местной верхнеокской и почепской культур, хотя не исключена возможность участия в этом процессе и нового населния, слившегося с верхнеокским и почепским. Памятники мощинской культуры – городища, селища, курганы и курганные могильники. Курганные могильники содержат остатки трупосожжений, которые помещались под курганную насыпь в сосудах-урнах илибез них, часто – в подкурганных деревянных сооружениях в виде четырехугольных срубов. Характерная черта многих мощинских курганов – кольцевая канавка, вырытая в погребенной почве и материке. Она представляет собой остатки оградки из вертикальных бревен или плах, окружавшей подкурганные сооружения или площадку, где находятся остатки сожжений, которых под одним курганом бывает обычно несколько. Наиболее распространенной формой мощинской керамики были толстостенные слабопрофилированные горшки с шероховатой, бугристой поверхностью, иногда со следами грубого заглаживания, орнаментированные в верхней части оттисками веревочки, гребенчатого штампа, ямчатыми вдавлениями или неорнаментированные. Наиболее характерная, хотя и не преобладащая часть мощинского керамического комплекса – лощеная посуда, представленная мисками, сковородками, тарелками, небольшими горшочками. На мощинских памятниках найдено большое количество металлических изделий: железные топоры, ножи, наконечники копий. Высокого развития у мощинских племен достигло бронзолитейное дело. Характерные для мощинской культуры украшения – бронзовые подвески и застежки с выемчатой многоцветной эмалью. Мощинская культура большинством археологов также относится к кругу балтских древностей. Носители ее были, по-видимому, предками племени голядь, упомянутого в русских летописях.

Культура длинных курганов

На рубеже VII – VIII веков на Смоленщине, в том числе на территории, занятой ранее тушемлинской культурой, происходят серьезные изменения в материальной культуре. Появляется и становится господствующим обычай погребать умерших в курганах, причем ведущей становится оригинальная их форма – так называемые «удлиненные» и «длинные» курганы. Происходит смена керамических форм, известных по раскопкам поселений и могильников, распространяются новые виды орнаментации посуды, появляются неизвестные ранее типы женских украшений. При этом отмечается нарушение курганами погребальных памятников тушемлинской культуры, гибель в огне пожаров некоторых тушемлинских поселений, хронологически совпадающая с появлением новых погребальных памятников, что может рассматриваться как свидетельство появления нового населения, генетически не связанного с тушемлинским. Эти данные дают основание археологам выделить на Смоленщине новую археологическую культуру, которая получила название «культуры смоленских длинных курганов» или «культуры длинных курганов Смоленщины». Памятники ее датируются в основном VIII – IХ веками, однако некоторые из них доживают до начала Х века.

Культура длинных курганов

Культура длинных курганов

Основная территория культуры длинных курганов Смоленщины охватывает бассейн реки Днепр к западу от города Дорогобуж, вернее течение реки Сож, часть бассейна реки Западная Двина, преимущественно в пределах нынешней Смоленской области. Некоторые исследователи не без основания включают в эту территорию и северную часть Белоруссии до границ с Литвой. Памятники этой культуры представлены главным образом селищами и курганными могильниками. Стационарными раскопками изучались селища у деревни Заозерье в Руднянском районе, деревни Ерилово в Демидовском районе. Среди погребальных памятников следует назвать хорошо исследованные могильники у деревень Слобода-Глушица Починковского района, Заозерье Руднянского района, Шугайлово Демидовского района. Керамика и другие предметы, характерные для рассматриваемой культуры, иногда встречаются и на городищах. Возможно, к этому и несколько более позднему времени относятся и некоторые небольшие городища округлой в плане формы, располагающиеся, как правило, на невысоких всхолмлениях в низинных, заболоченных местах. Они обычно окружены кольцевым валом и рвом, иногда – двумя кольцевыми валами и неглубоким рвом между ними. Культурный слой на таких памятниках отсутствует. Их рассматривают как остатки культовых мест.

Селища культуры длинных курганов Смоленщины находятся обычно в тех же топографических условиях, что и предшествующие им по времени тушемлинские поселения, нередко на тех же местах. Вновь возникшие в этот период селища невелики по размерам, имеют тонкий культурный слой. Жилые постройки изучены слабо. Это подпрямоугольные в плане наземные дома, преимущественно столбовой конструкции, с печами-каменками. Курганные могильники в большинстве случаев располагаются на пологих склонах надпойменных террас или в поймах, поблизости от рек или озер, недалеко от одновременных селищ, включают в среднем 15 – 20 насыпей, максимум – до 30 – 40. Длинные и удлиненные курганы (различия между ними достаточно условны) представляют собой валообразные насыпи высотой около 1 – 1,5 метра, шириной 6 – 7 метров, длиной не более 25 – 30 метров. Они образовывались постепенно, по мере увеличения количества захоронений, в результате чего насыпь удлинялась. Число погребенных в таких курганах колеблется от двух-трех до шести-семи. Длинные и удлиненные курганы встречаются в могильниках наряду с обычными, то есть круглыми в плане. Чаще всего круглые курганы относятся к тому же времени, что и длинные, но в них не совершались дополнительные захоронения, а число погребенных ограничивалось одним-двумя. Реже округлые в плане насыпи содержат погребения более позднего времени – Х – ХIII веков, представленные как остатки трупосожжений, так и трупоположений. В этих случаях разновременные курганы, находясь в пределах одного могильника, оказываются все же территориально обособленными. Обряд погребения в рассматриваемой культуре – трупосожжение. Сожжение умершего в большинстве случаев осуществляется на стороне, вне места сооружения кургана, реже – на той же площадке, где курган насыпался. Остатки сожжения, иногда вместе с попорченными огнем деталями одежды, украшениями и другими вещами, помещались, в урне или без нее, на подсыпку из песка или глины, после чего насыпался курган или, если совершалось дополнительное захоронение в уже насыпанном кургане, длина насыпи увеличивалась. В качестве урн использовались глиняные и берестяные сосуды. Варианты установки урн различны. Часто сосуды помещались над остатками праха в перевернутом положении, вверх дном. Глиняная посуда лепная, в форме приземистых горшков, высота которых всегда меньше наибольшего диаметра. Этим она резко отличается от посуды тушемлинской культуры. Большая часть сосудов не имеет орнамента, но встречаются горшки, украшенные оттисками широкого гребенчатого штампа по плечикам, насечками или защипами по краю венчика. Среди находок на памятника рассматриваемой культуры – железные топоры, ножи, серпы, шпоры, шилья, иглы. Своеобразен набор женских украшений, изготовлявшихся преимущественно из бронзы. Это спиральки, бляшки, S-видные колпачковые, трапециевидные привески и цепочки от головных уборов, височные кольца с серповидной нижней частью, ожерелья из бус, спиралек, подвесок, шейные гривны, браслеты и перстни, в том числе спиралевидные.

По вопросу этнической атрибутации культуры длинных курганов Смоленщины и ее роли в формировании и последующей культуры древнерусского населения существуют различные точки зрения. Согласно одной из них, наиболее распространенной, эта культура является славянской (с определенным балтским компонентом), на ее основе сформировалась культура древнерусских курганов ХI – ХIII веков, причем промежуточое звено следует видеть в редких округлых в плане курганах с трупосожжениями, сопровождающимися лепной и гончарной посудой. Вместе с длинными курганами Северной Белоруссии  и Псковщины смоленские длинные курганы рассматриваются сторонниками этой точки зрения как погребальные памятники одного из летописных славянских племен – кривичей. П.Н.Третьяков, исходя из тезиса о славянской принадлежности зарубинецкой культуры, как уже указывалось, считает тушемлинскую культуру балтской со славянским компонентом. Согласно другой точке зрения, опирающейся практически на те же факты, культура курганов Смоленщины не имеет связи с древнерусской ХI – ХIII веков, но рядом элементов восходит к более ранней тушемлинской и балтским древностям середины и второй половины I тысячелетия нашей эры восточной части Латвии и Литвы, что позволяет считать ее также балтской. И.И.Ляпушкин, исходя из того, что древнейшими славянскими памятниками на Смоленщине можно считать лишь округлые в плане курганы с трупосожжениями и лепной гончарной керамикой, отрицает генетическую связь культуры длинных курганов с древнерусской культурой ХI – ХIII веков. Длинные курганы рассматриваются им как памятники субстратного по отношению к славянскому населения.

Древнерусская культура

Второй половиной IХ – Х веком на территории современной Смоленщины датируются первые археологические памятники, славянская (древнерусская) принадлежность которых единодушно признается всеми исследователями. Это уже упоминавшиеся округлые в плане курганы с трупосожжениями, лепной и гончарной керамикой, а также синхронные им слои укрепленных и неукрепленных поселений. Курганы этой группы одновременны наиболее поздним длинным курганам. С этого времени начинается новый важный и наиболее полно освещенный источниками период в истории Смоленского края, продолжавшийся до ХIII века. В социально-экономическом плане этот период характеризуется резкой интенсификацией процесса классообразования, выделением и укреплением феодальной знати, развитием ремесла, внутренней и международной торговли, становлением и развитием городов, сложением на этой основе феодальных отношений, возникновением и укреплением государственности. IХ век – исторический рубеж в жизни всего восточного славянства, начало эпохи образования Древнерусского государства. К середине ХI века Древняя Русь стала уже одной из крупнейший европейских держав с прочной великокняжеской властью, богатыми городами, самобытной и яркой культурой, письменной традицией. Последующее время феодальной раздробленности ослабило Русь в военном отношении, но было периодом дальнейшего развития местных центров, экономического укрепления отдельных древнерусских земель. Верхней датой рассматриваемого периода можно считать время татаро-монгольского нашествия, гибельные последствия которого сказались на развитии всей Руси.

Археологические раскопки в Смоленске

Археологические раскопки в Смоленске

По материалам археологических памятников Смоленщины IХ – Х веков, особенно поселений и курганов в окрестностях деревни Гнездово в Смоленском районе, хорошо прослеживаются процессы социальной дифференциации и классообразования. Уже в древнейшей, недатированной части Повести временных лет упомянут Смоленск как город кривичей, управлявшийся, вероятно, племенными старейшинами. Под 862 – 863 годами Смоленск характеризуется летописцем как большой город с многочисленным населением. В 882 году Смоленск с прилежащей округой был присоединен к Древнерусскому государству, составив одну из частей «государственной территории» Руси. Теперь город управлялся киевскими посадниками.

В 1054 году возникло самостоятельное Смоленское княжество, одно из крупнейших на Руси. К середине ХII века, по данным А.Н.Насонова и Л.В.Алексеева, западная граница с Полоцким княжеством проходила в междуречье Днепра  и Други, а далее к северу – по Днепро-Двинскому междуречью, в среднем течении рек Каспля и Лучеса. Границы с новгородскими землями проходили по междуречью Ловати и ее северного притока реки Кунья, близ их слияния круто поворачивала на Восток, шла к северу от озера Лучане и далее по вехнему тече нию Волги примерно до современного города Зубцов. Восточнее Смоленское княжество граничило с Владимиро-Суздальским. Граница здесь шла по правому берегу реки Вазуза, а затем резко поворачивала на восток, широкой дугой охватывая верховья рек Вазуза, Москва, Пахра, Нара и Протва. По Наре и Протве начинался смолено-черниговский рубеж, который шел далее по верхнему течению реки Угра, зареем – к верховьям рек Десна, Ипуть, Беседь, среднему течению реки Сож, поворачивая далее на север в Днепро-Друтьское междуречье. Располагаясь в зоне главного водораздела крупнейших рек Восточной Европы, верховья которых соединялись многочисленными волокам, Смоленское княжество занимало важное для торговли место при пересечении речных путей с севера на юг («из варяг в греки») и с востока на запад, от Волги через Западную Двину к Балтийскому морю. Удаленная от южных окраин русских земель, Смоленщина была в безопасности от нападений степных кочевников и стала одним из центров притяжения населения, спасавшегося от набегов печенегов, половцев, а позднее – татаро-монголов. К тому же татаро-монгольское нашествие обошло Смоленскую землю и менее, чем в других русских княжествах, сказалось на развитии ее экономики и культуры.

Археологические памятники второй половины IХ – ХIII века представлены в Смоленской области преимущественно селищами, городищами и курганными могильниками. На территории современных городов выявлен их исторический культурный слой, относящийся, в частности, и к домонгольскому времени. В окрестностях Смоленска известны культурные слои подгородных монастырей, упомянутых в письменных источниках.

Весьма многочисленные селища – остатки неукрепленных, главным образом сельских поселений, именовавшиеся в письменных источниках терминами «село», «погост», «слобода», «весь», а позднее – и «деревня». Некоторые селища могут интепретироваться как остатки не сельских, а торгово-ремесленных поселений, перераставших иногда в феодальные города. На Смоленщине таких поселений были Центральное селище в уже упоминавшемся Гнездовском археологическом комплексе, вероятно, Ольшанское селища, расположенное неподалеку от Гнездовского в Ольшанском археологическом комплексе. Некоторые селища, находящиеся в непосредственной близости от детинцев феодальных городов, могут рассматриваться как остатки городских посадов или слобод.

Почти все селища рассматриваемого периода располагаются по берегам рек и озер, занимая преимущественно надпойменные террасы и всхолмления в поймах. Излюбленными были места, где в более или менее крупные реки впадали их притоки. Неоднократно фиксируются такие селища на местах более ранних поселений. Согласно исследованиям В.В.Седова, селища IХ – Х веков немногочисленны, но обычно крупны по размерам. Селища, относящиеся к ХI – ХIII векам, встречаются гораздо чаще. Среди них много крупных, однако появляются и небольшие, площадью 2000 – 5000 квадратных метров. В ХIV – ХV веках особо крупные селища исчезают, количественно преобладают остатки небольших поселений. В этом процессе, видимо, нашли отражение индивидуализация сельського труда, завершение формирования парцеллярного крестьянского хозяйства. Фиксируется прибрежно-рядовая, уличная и кучевая застройка, причем прибрежно-рядовая застройка преобладает. Из селищ, возникших в IХ – Х веках, следует упомянуть селище Крицковщина 1 близ деревни Барщевщина в Смоленском районе, из более поздних – селище у деревни Горяны Смоленского района, существовавшее и в ХIV – ХVII веках. Некоторые селища являются остатками сел, названия которых сохранили письменные источники. Таково, например, селище у деревни Малая Дресна в Смоленском районе, являющееся, по мнению В.В.Седова, остатками села Дросенское, упомянутого в Уставной грамоте князя Ростислава Смоленского около 1136 года.

Слои второй половины IХ — ХIII веков выявлены и на ряде городищ. Те из городищ, которые возникли в раннем железном веке или в начале средневековья, имеющие небольшие размеры и укрепления которых в IХ – ХIII веках не подновлялись, следует рассматривать, очевидно, как остатки обычных сельських поселений, разместившихся на места давно заброшенных укрепленных пунктов. Часть городищ, возникших главным образом в рассматриваемый период, были центрами волостей Смоленской земли, упомянутых в письменных источниках. Таковы городища у села Каспля и деревни Ладыжицы в Смоленском районе, интерпретируемые соответственно как центры волостей Касплянской и Лодейницы, городище у деревни Жичицы в Демидовском районе, рассматриваемое как центр волости Жидичи, городище Микулино 1 в Руднянском районе, бывшее, вероятно, центром Витринской волости. С конца ХI века на Смоленщине появляются небольшие городища, характерными чертами которых являются мощные оборонительные сооружения при относительно малых размерах площадок, находки предметов вооружения и конского снаряжения, типичных для быта феодалов, стеклянных браслетов и других дорогих украшений, значительная имущественная дифференциация обитателей таких поселений, проявляющаяся в характере, размерах и планировке построек, открываемых при раскопках. Такие городища интерпретируются как укрепленные феодальные усадьбы замкового типа. Таковы городища у деревень Верхняя Ясенная в Смоленском районе, Павлово в Краснинском районе, Верхние Кошевичи в Руднянском районе. Наиболее полно исследовано городище у деревни Знаменка на реке Наготь в Смоленском районе, являющееся, вероятно, остатками укрепленного поселения Вищина, упомянутого в летописи под 1258 годом. Некоторые из таких городищ функционировали также в ХIV – ХV веках, а может быть, и позднее.

Наконец, часть городищ являются остатками детинцев (кремлей, цитадетей) древнерусских городов. Общими причинами возникновения на Руси городов как особой формы поселений были интенсификация процесса отделения ремесла от сельского хозяйства, развитие торговли, феодализация общества, становление классов и государственности. Русские феодальные города были сложными организмами, выполнявшие различные функции. Они были опорными пунктами господства феодалов над прилегающей округой, торгово-ремесленными, культурными и религиозными центрами, выполняли роль крепостей в приграничных районах. Как правило, города возникали в местах концентрации сельского населения и на торговых путях, которые в средневековье проходили прежде всего по рекам. В городах более быстрыми темпами, чем в сельской местности, проходили процессы социально-экономического и культурного развития, этнической и культурной консолидации. Процесс формирования городов на Руси имел несколько вариантов. Они возникали из сложившихся еще в предшествующую эпоху общинных и племенных центров, торгово-ремесленных поселений, из укрепленных феодальных усадеб, под защитой которых селились ремесленники и торговцы. Часть городов была основаны княжеской властью, выполняла роль ее опорных пунктов. «Археологическими признаками» городов можно считать относительно крупные по размеры поселения, сложную планировку (наличие с хорошо укрепленным детинцем, центром города, обширных посадов, укрепленных или неукрепленных), яркие следы разнообразных ремесел и торговли, обнаруживаемые при раскопках. Письменные источники домонгольского времени упоминают на территории Смоленской области ряд городов: Смоленск, Вержавск, Ростиславль, Ельню, Дорогобуж, Красн, Василев (Васильев).

Смоленск – один из древнейших русских городов, сыгравший значительную роль в истории России. Первое упоминание о нем как о городе племени кривичей содержиться в древнейшей, недатированной части Повести временных лет. Устюжская летопись под 862 – 863 годом характеризует Смоленск как «град велик и много людьми». О Смоленске Х века и его роли в торговле Руси говорится в сочинении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей». В 882 году Смоленск был присоединен к Древнерусскому государству, в 1054 году стал центром крупного Смоленского княжества. В 1136 году здесь была учреждена епископия. В конце ХII – начале ХIII веке Смоленское княжество распалось на уделы, но Смоленск продолжал оставаться одним из важнейших административных, культурных и ремесленных центров Руси.

Вопрос о местоположении Смоленска IХ – начала ХI века дискуссионен. Ряд исследователей, отмечая, что на территории современного города до сих пор неизвестны культурные отложения ранее середины ХI века, предполагают, что Смоленск первоначально находился близ нынешней деревни Гнездово на правом берегу реки Днепр, ниже по течению от современного города, где известен Гнездовский археологический комплекс конца IХ – навала ХI века. Гнездовский археологический комплекс включает большое селище (площадь около 16 гектаров), городище, укрепления которого были сооружены во второй четверти Х века, и огромный, насчитывающий более 3000 насыпей, курганный могильник, являвшийся кладбищем населения, жившего на селище и городище. Многолетние раскопки этого уникального археологического комплекса памятников показывают, что он отличается не только большими размерами поселения и соответствующего ему некрополя, но и ярко выраженным торгово-ремесленным характером. Есть основания предполагать, что Гнездовское поселение возникло для обслуживания потребностей купцов, проезжавших по днепровскому торговому пути, который был часть известного пути «из варяг в греки», и контроля днепро-двинского волока. Очень скоро это поселение стало обслуживать ремесленными изделиями и значительную сельскую округу. Со временем под влиянием тех же факторов, а также вхождения в состав Древнерусского государства, оно превратилось в город в социально-экономическом понимании этого термина. Письменные источники называют Смоленск городом кривичей. Возможно, Гнездовское поселение до превращения его в город являлось одновременно кривичским племенным центром. Перенос Смоленска на его современное место сторонники рассматриваемой точки зрения связывают с возникновением самостоятельного смоленского княжения и относят ко времени около середины ХI века. По мнению других исследователей, Смоленск всегда находился на месте современного города, но его ранние слои пока еще не выявлены археологическими раскопками. Гнездовское поселение они рассматривают как самостоятельные торгово-ремесленный центр, в определенный период существовавший рядом со Смоленском и параллельно с ним.

Исторический культурный слой Смоленска второй половины ХI – ХIII века выявлен на территории современного города в пределах крепостной стены, постороенной Федором Конем, а также на правобережье Днепра. Предполагают, что детинец Смоленска располагался на Соборной горе, где в 1101 году Владимиром Мономахом был заложен первый в городе каменный храм. Уже в конце ХI – начале ХII веке к югу и юго-западу от детинца находились окольный город и посад. Раскопками в Смоленске, интенсивно ведущимися до настоящего времени, открыты остатки каменных храмов и других сооружений, усадеб, деревянных жилых домов и хозяйственных построек, уличные мостовые, получены многочисленные и разнообразные материалы, отражающие все стороны быта и культуры древнего города. Особую ценность представляют находки берестяных грамот.

Вержавск впервые упомянут в Уставной грамоте смоленского княжества Ростислава Мстиславича около 1136 года как центр волости Вержавляне Великие. Предполагают, что его остатками являются городище и примыкающие к нему селище у деревни Городище в Демидовском районе. Неподалеку от этих памтяников располагается значительный по размерам курганный могильник, который можно интерпретировать как языческое кладбище Варжавска. По археологическим данным, поселение на месте Вержавска возникло в IХ – Х веках, но определить его характер невозможно без широких раскопок. Во всяком случае, Вержавск является древнейшим после Смоленска городом Смоленской земли.

Ипатьевская летопись под 1165 годом упоминает еще два города Смоленского княжества – Красн и Васильев. Остатки Красна отождествляется с городищем у деревни Зверовичи на реке Лупа в современном Краснинском районе, второго – с городищем у деревни Городок на реке Вихра в нынешнем Монастырщинским районе, это городище в ХVIII веке было практически полностью разрушено при строительстве помещичьей усадьбы. Собранный на этих городищах керамический материал позволяет предполагать, что оба города возникли не позднее начала ХII века.

В грамоте смоленской епископии «О погородье и почестье» около 1211 – 1228 годов упомянуты еще три смоленских города: Ростиславль, Ельня (Елна) и Дорогобуж. Детинец Ростиславля – городище Бурцева гора, расположенное на территории современного города Рославль, районного центра Смоленской области, при слиянии рек Становня и Глазомойка, левых притоков реки Остер. По археологическим данным, Ростиславль возник не позднее середины ХII века. Находки на городище плинфы и некоторые другие данные позволяют предполагать, что в конце ХII – начале ХIII веке в городе было не менее двух каменных церквей. Ельня и Дорогобуж также являются в настоящее время районными центрами Смоленской области. Ельнинское городище – остатки детинца древней Ельны – располагается в черте современного города, на всхолмлении левого берега реки Десна при впадении в нее ручья Городянка. Древнейшая керамика, собранная здесь, позволяет относить время возникновения города к ХI – ХII векам. По мнению П.В.Голубовского, Ельная была центром волости Дешняне, занимавшей верховьяреки Десна. Несколько позднее, вероятно в конце ХII – начале ХIII века, возник Дорогобуж, исторический культурный слой которого выявлен на территории современного города, на городище Верхний замок на левом берегу реки Днепр и в ближайших его окрестностях, где находились посады. При рекогноцсировочных раскопках в Дорогобуже найдены фрагменты плинфы, свидетельствующие, что и в этом городе в домонгольское время велось каменное строительство. Ростиславль и Дорогобуж считаются домениальными центрами смоленского князя Ростислава Мстиславича.

В домонгольский период возник и город Вязьма, впервые упомянутый в письменных источниках лишь под 1300 годом в связи с междоусобной войной в Смоленской земле. Раскопки на городище Соборная гора, являющемся остатками городского детинца, показали, что нижние горизонты его культурного слоя относятся к ХII веку.

До конца ХIII века на рассматриваемой территории существовал курганный обряд погребения. Курганы второй половины IХ – ХIII века округлые в плане, сегментовидные или полусферические в разрезе, иногда с уплощенным верхом, чаще всего имеют высоту 0,5 – 2 метра, но бывают ниже или выше. Основание их обычно окружено кольцеобразными ровиками с перемычками или тремя-шестью неглубокими выемками, из которых бралась земля для сооружения насыпи. Такие курганы образуют более или менее крупные могильники, насчитывающие до нескольких десятков, а иногда и сотен насыпей, располагающихся, как правило, в тех же топографических условиях, что и селища, но обычно несколько выше селищ.

Курганы второй половины IХ – Х века содержат в большинстве случаев остатки трупосожжений. Сожжение умерших производилось как на месте сооружения кургана, так и на стороне. В первом случае под насыпью кургана находится мощное кострище с большим количеством кальцинированных костей. Во втором случае в основании курганной насыпи, непосредственно на погребенной почве или в небольшой ямке, вырытой в ней, иногда – в насыпи, обнаруживаются кальцинированные кости, перенесенные с места сожжения, а также небольшие кострища, но без остатков сожжения трупа. Нередко остатки сожжений помещались в глиняные сосуды-урны. Одежда, украшения и другие вещи, бывшие при умершем, сгорали в огне погребального костра. Поэтому курганы с трупосожжениями в большинстве случаев не содержат значительного количества находок. Лишь в сранительно немногих погребениях обнаруживают бусы, пряжки, браслеты, перстни, ножи, изредка – предметы вооружения, обычно со следами воздействия огня. Характерно почти полное отсутствие в таких курганах вещей, типичных для захоронений культуры длинных курганов Смоленщины, доживающих, как уже указывалось, вплоть до начала Х века. Сосуды в таких курганах лепные или гончарные, причем те и другие нередко встречаются совместно, в одном и том же кургане, в одном и том же погребении. Согласно исследованиям, на памятниках в окрестностях деревни Гнездово, гончарная посуда появляется здесь с 30-х годов Х века. Рассматриваемые курганы содержат обычно одно захоронение, изредка – два. Таковы, например, курганные могильники у деревень Кощино, Старое Куприно и Митино в Смоленском районе, у деревни Сопачево в Кардымовском районе. Некоторые курганные могильники включают как насыпи с остатками трупосожжений, сопровождаемых лепной и гончарной керамикой, так и более поздние курганы с трупоположениями ХI – ХIII веков. Таковы, например, курганные могильники у деревень Березинка, Зыколино, Кушлянщина в Смоленском районе.

К IХ – началу ХI века относятся многочисленные курганы в окрестностях деревни Гнездово в Смоленском районе, часть из которых рядом исследователей интерпретируются как погребения жителей древнейшего Смоленска (по одной из версих Гнездово – это первоначальное расположение городища Смоленска). Большая часть гнездовских курганов содержит остатки трупосожжений, которые сопровождаются лепной и гончарной керамикой. Кроме того, здесь выявлены богатые захоронения с разнообразными предметами вооружения (мечи, боевые топоры, наконечники копий и стрел, щиты, шлемы), а также с весами, весовыми гирьками, монетами, драгоценными, в том числе импортными, украшениями. Они оставлены русскими дружинниками и купцами. Курганы, принадлежавшие верхушке дружины, ее военным вождям, отличались и более крупными размерами. Часть курганов окрестностей Гнездова оставлены скандинавами – купцами и дружинниками из числа варягов, находившихся, вероятно, на русской службе. Они выделялись присутствием скандинавских вещей (например, железные гривны с подвесками в виде так называемых «молоточков Тора», скорлупообразные фибулы), также погребения отличались некоторыми деталями погребального ритуала (наличие каменных конструкций в курганах, захоронения в ладье). Эти курганы относятся главным  образом к Х веку, когда активно функционировал торговый путь по Днепру, являвшийся частью пути «из варяг в греки». Материалы гнездовских курганов свидетельствуют о наличии в обществе смоленских кривичей значительного имущественного и социального расслоения, характерного для заключительных этапов классообразования.

В конце Х – начале ХI века кремация умерших постепенно сменяется обрядом трупоположения. Обычай насыпать над захоронениями курганы сохраняется. В городах, где христианство быстрее обретало своих сторонников, распространяются и погребения по христианскому обычаю – в грунтовых могилах. Поэтому курганные могильники ХI – ХIII веков – это главным образом кладбища сельських жителей. По внешнему виду курганы с трупоположениями  ничем не отличались от более ранних. Первоначально еще сохранялись некоторые черты старого обряда погребения. На месте, выбранном для сооружения курганной насыпи, разжигали костер. После его сгорания умершего клали на остатки костра и над ним сооружали округлую в плане земляную насыпь. В дальнейшем обычай разжигать костер в основании будущего кургана исчезает, умерших кладут непосредственно на погребенную почву. Начиная с середины ХII века для умерших стали выкапывать могилу, над которой по прежнему сооружали курган. Постепенно размеры курганной насыпи уменьшаются, а в ХIII – начале ХIV веке языческий в своей основе курганный обряд полностью вытесняется христианским даже в сельской местности.

Подавляющее большинство трупоположений имеет общеславянскую западную ориентировку. Умерших укладывали а спине, с вытянутыми вдоль тела либо скрещенными на груди или животе руками. Встречаются погребения в гробах или долбленых колодах, иногда покойника заворачивали в луб, бересту или покрывали березовой корой. Женщин хоронили в праздничных костюмах, с различными украшениями. Важнейшим различительным признаком восточнославянских племен являются височные украшения. Этнически определяющими украшениями кривичей были браслетообразные височные кольца с завязанными концами, встречающиеся в большинстве курганных могильников Смоленщины. На юге области зафиксированы отдельные погребения с семилучевыми височными кольцами, характерными для племени радимичей, на востоке и юго-востоке встречаются погребения с семилопастными височными кольцами, типичными для вятичей. В некоторых курганах обнаружены остатки головных уборов из бересты и ткани, украшавшиеся металлическими нашивными бляшками, стеклянными бусами, бронзовыми и серебряными привесками. Ожерелья состояли из различных бус, подвесок-лунниц, круглых или ажурных привесок, крестиков. Обычным для смоленских кривичей было сочетание в ожерельях стеклянных золоченых и сердоликовых бус. Браслеты (витые, пластинчатые, толстопроволочные) и перстни (проволочные гладкие и рубчатые, пластинчатые щитковые) принадлежат к общерусским типам. К принадлежностям мужского костюма, происходящим из курганов, относятся поясные пряжки и кольца, бляшки от поясного набора. Как в мужских, так и в женских погребениях часто находят ножи, носившиеся у пояса, а также глиняные сосуды, обычно ставившиеся у ног погребенных. Лепные сосуды встречаются только в курганах с трупосожжениями, преимущественно имеют форму горшков с расширяющимися кверху стенками, немного выпуклыми боками, более или менее выраженной шейкой, прямым или немного отогнутым наружу венчиком. По плечикм – нарезной орнамент в виде горизонтальных линий или волны, края венчиков иногда украшены пальцевыми защипами и насечками. Ранняя гончарная посоуда – главным образом высокие горшки с S-видным профилем и косо срезанным краем венчика, часто украшенные по плечикам и тулову линейно-волнистым, линейным или зубчатым орнаментом. Горшки ХI – ХIII века становятся более приземистыми, линейная, волнистая и зубчатая орнаментация по прежнему преобладает. Нередко на днищах гончарных сосудов имеются разнообразные клейма, которые считают метками гончаров, их изготовивших. Орудия труда (рабочие топоры, серпы) в курганах ХI – ХIII веках крайне редки. Столь же редки предметы вооружения, прежде всего боевые топоры, наконечники копий и стрел, мечи. Находки этих предметов считаются признаками принадлежности курганов дружинникам или представителям княжеской администрации. Из курганных могильников ХI – ХIII веков, исследовавшихся стационарными раскопками, следует назвать могильники у деревень Коробино, Маркатушино, Туринщина в Смоленском районе, деревни Ерилово и поселка Пржевальское в Демидовском районе, деревни Топорово в Духовщинском районе, деревни Заозерье в Руднянском районе.

Памятники ХIV – ХVII веков на территории Смоленской области выявлены и изучены далеко не достаточно, так как мало привлекали внимание исследователей. Слои этого времени зафиксированы на территории ряда городов (Рославль, Дорогобуж, Ельня), достаточно полно изучались лишь в Смоленске. Позднесредневековые напластования зафиксированы и на поселениях, возникших в древнерусское время, в том числе на некоторых укрепленных феодальных усадьбах. Остатки сел и деревень этого времени выявлены в единичных случаях, раскопками практически не изучались. Также единичны позднесредневековые погребальные памятники.

Археологические памятники по районам:

Велижский районДемидовский районДуховщинский районХолм-Жирковский районНоводугинский районСычевский районГагаринский районРудняский районСмоленский районКардымовский районЯрцевский районСафоновский районДорогобужский районВяземский районТемкинский районУгранский районКраснинский районМонастырщинский районПочинковский районГлинковский районЕльнинский районХиславичский районРославльский районШумячский районЕршичский район.

Смоленская область

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *