Археология и древняя история Орловской области

Раскопки на территории Орловской крепости

Раскопки на территории Орловской крепости

На территории Орловской области обнаружены памятники следующих археологический культур: иеневская, деснинская, льяловская, рязанская, среднеокская, среднеднепровская, фатьяновская, срубная, абашевская, верхнеокская, днепрово-двинская, юхновская, зольничная, почепская, зарубинецкая, черняховская, мощинская, роменская, вятичская, древнерусская.

География

Орловская крепость - раскопки

Орловская крепость — раскопки

Орловская область расположена в центральной части Русской (Восточно-Европейской) равнины. Площадь – 24,7 тысяч квадратных километров, поверхность – всхолмленная равнина. Почти вся территория области входит в Среднерусскую возвышенность. Максимальное превышение над уровнем моря составляет 278 метров. Современый овражно-балочный рельеф сформировался в основном в четвертичный период. Климат области умеренно-континентальный. Средняя температура января составляет от -9 до -10 градусов, июля – от 18 до 19 градусов тепла, годовое количество осадков колеблется от 450 до 580 миллиметров.

Северая и западная частин области располагаются в подзоне широколиственых лесов лесной зоны, южная и восточная – в лесостепи. Граница между лесом и лесостепью слабо выражена. В соответствии с этим на севере и западе преобладающими видами почв являются серые оподзоленные почвы широколиственных лесов, на юге и востоке – черноземы, преимущественно оподзоленные. На территории облассти находится водораздел рек Волжского, Днепровского и Донского бассейнов. Главной водной артерией является река Ока, начинающаяся в южной части области и относящаяся к Волжскому бассейну. Из левых ее притоков следует отметить реки Нугрь, Орлик, Крома, Цон, из правых – реку Зуша. Юго-западная часть области входит в Днепровский бассейн: здесь располагаются верховья рек Навля и Неруса (левой притоки реки Десна, левого притока реки Днепр). В юго-восточной части области берет начало река Сосна (правый приток реки Дон). Реки имеют глубокие, хорошо разработанные долины

Исследования

Первые сведения об археологических памятниках нынешней Орловськой области встречаются в писцовых книгах конца ХIV – начала ХVII веков, где они именуются старыми городищами и старыми селищами. Современными исследованиями установлено, что некоторые из остатков таких поселений относятся к эпохе Древней Руси.

Научное исследование археологических памятников Орловщины началось в 70-е годы ХIХ столетия. Первая попытка систематизации сведений о них была предпринята краеведом А.Н.Пупаревым. В основу его книги положены данные опросных листов, собранные по специальной программе волостными и уездными правлениями. А.Н.Пупарев приводи описания некоторых городищ и курганов, то есть памятников с ярко выраженными внешними признаками, относящихся, как правило, к древнерусскому времени.

В конце ХIХ века орловские краеведы начали проводить более или менее систематические археологически разведки и небольшие раскопки. А.И.Шульгин составил описания и снял глазомерные планы несколько десятков памятников, заложил разведочные траншеи на городища у деревень Мерцалово и Гать. Болховский краевед В.Р.Апухтин провел обследование берего реки Нугрь. Эти сведения были использованы впоследствии в сводной работе А.А.Спицына и введены в широкий научный оборот. Заметный вклад в изучение далекого прошлого Орловщины внес И.Е.Евсеев. В 1907 году в связи с подготовкой ХIV Археологического съезда он провел весьма результативные разведки в долинах рек Ока, Зуша, Цон и Нугрь, на некоторых памятниках заложил небольшие раскопы.

В послереволюционные годы изучение археологических памятников области возглавил Орловский областной краеведческий музей. Его сотрудники под руководство П.С.Ткачевского и К.Я.Виноградова вели в 1920-х годах небольшие раскопки некоторых городищ и курганов. В 1938 году в Орловской области работал Н.П.Милонов. Его исследования затронули главным образом древнерусские памятники. Долгое время интерес к археологии Орловщины был ограниченным, так как здесь отстутствовали яркие на первый взгяд памятники и сенсационные находки. Понадобилось довольно много времени, чтобы оценить важность и своеобразие древностей этой территории.

В послевоенные годы в связи с возрастанием роли археологии в решении общеисторических задач начался новый этап изучения памятников Орловщин. В 1951 году была организована Верхнеокская экспедиция (первоначально – отряд) ИА под руководством Т.Н.Никольской, работавшая в тесном контакте и сотрудничестве с ОКМ и Управлением культуры Орловского облисполкома. Главной задачей экспедиции было изучение древнейшей территории восточнославянского племени вятичей, локализуемого летописями в верховьях Оки.

В первые годы работы Верхнеокской экспедиции основное внимание было уделено исследованию памятников раннего железа и начала средневековья, по времени предшествовавших появлению здесь славян-вятичей. Были проведены планомерные разведки в центральной части облатси, раскопками исследовались городища у деревень Жилино, Воротынцево, Звягинки, Зайцево, курганы, у деревень Воротынцево, Лебедка и другие. Были получены новые материалы о происхождении населения Орловщины железного века, охарактеризована верхнеокская кульура, существенно дополнены сведения о мощинской културе IV – VII веков, осмыслеы древнейшие славянские памятники.

Позднее, вплоть до завершения работ экспедиции в 1980-х годах, в центре ее внимания оказалось изучение древнерусских городищ, селищ и курганов. Раскапывались феодальные усадьбы и летописные города, были получены важные сведения о становлении феодализма в Земле вятичей. Огромный интерес представили раскопки городища у деревни Слободка на реке Навля, отожествляемого с остатками летописного города Болдыж.

В эти же годы сотрудниками различных научных учреждений были выявлены древнейшие памятники области, относящиеся к палеолиту и мезолиту (А.С.Смирнов, А.Н.Сорокин), исследовались городища Верхнеокской культуры (Л.Н.Красницкий), были обнаружены поселения черняховской культуры (А.В.Куза), изучались остатки древнерусских деревень (М.В.Фехнер). Большой вклад в изучение археологических памятников Орловской области внес И.К.Фролов, раскопавший селище почепской културы у деревни Железное Городище и проводивший с начала 1970-х годов планомерные разведки в различных районах области по программе подготовки Свода памятников истории и культуры народов России, продолженные Г.К.Патрик. В последние годы активные исследования археологических памятников области ведут местные археологи Л.Н.Красницкий и с.Д.Краснощекова.

Несмотря на длительную историю исследования, Орловская область не может быть отнесена к хорошо изученным в археологическом отношении. К началу 1991 года здесь зафиксировано немногим более 250 памятников археологии. Не завершена их паспортизация. Стационарные исследования проводились только на городищах, селища и мгильниках раннежелезного века и средневековья. Более раних памятников известно немного, все они изучались только путем внешнего осмотра и сбора подъемного материала. Известные археологические памятники распределены по территории области очень неравномерно. Сравнительно большое их количество обследовано в западной и северно-западных районах, в долинах реки Оки и ее левых притоков, значительно меньше – на юге и юго-востоке. В Залегощенском, Краснозоренском, Покровском и Троснянском района до сих пор не выявлено ни одного археологического памятника. Несомненно, что дальнейшие исследования на Орловщине приведут к значительному увеличению количества объектов археологического наследия по сравнению с зафиксированными в настоящем издании.

Палеолит и мезолит

Как уже отмечалось, ранние этапы истории Орловщины, относящиеся к эпохам камня и бронзы по археологической периодизации, почти не изучены. Небольшое количество памятников этого времени зафиксировано лишь в ходе разведок. Самые древние памятники – стоянка у деервни Курасово и местонахождение у деревни Пальчиково в Болховском районе – относятся к верхнему палеолиту (около 40 – 15 тысяч лет назад), хронологически совпадающему с завершающей фазой ледникового периода и формированием человека современного вида.

Следующая эпоха по археологической периодизации – мезолит (средний каменный век), датируемый ХIV – серединой V тысячелетий до нашей эры – представлена на Орловщине лишь одной стоянкой у деревни Буравленки в Мценском районе. При разведках здесь найдены немного численные кремневые резцы, скребки, вкладыши для составных орудий, позволившие отнести памятник к иеневской културе и датировать поздним этапом ее развития – серединой VI – началом V тысячелетия до нашей эры. Основной ареал иеневской культуры располагается в Волго-Окском междуречье.

Неолит

В середине V или в IV веках до нашей эры в бассейне оки начинается неолит (новый каменный век), одним из важных характерных признаков которого на рассматриваемой территории долгое время считалось изготовление глиняной посуды. В последние годы стали известны и памятники докерамического неолита. На территории Орловской области известно более полутора десятков неолитических памятников, представляющих собой остатки поселений древних охотников и рыболовов. Как правило, они располагаются на первых надпойменных террасах рек или на всхолмленных поймах, на небольшой высоте над уровнем воды.

Все известные в настоящее время неолитические поселения Орловщины относятся к развитому неолиту и датируются второй половиной IV – III тысячелетиями до нашей эры. В культурном отношении они неоднородны. Стоянки юго-запада рассматриваемой территории (например, у деревень Высокое и Слободка на реке Навля) отнесены к деснинской культуре, для которой характерны остродонные сосуды шлемовидной и биконической формы с орнаментацией из ямок ромбической и округлой формы, отпечатков, напоминающих след птичьей лапы, а также кремневые орудия, изготовленные на отщепах. На памятниках северной части области преобладает неолитическая керамика с ямочно-гребенчатой орнаментацией, имеющая большое сходство с посудой льяловской и рязанской культур Волго-Окского междуречья и Среднего Поочья. На юге и юго-востоке области с верховьев Дона проникали носители среднеокской неолитической культуры, отличительными признаками которой были остродонные сосуды с накольчатой и накольчато-гребенчатой орнаментацией и широкое использование пластин при изготовлении каменных орудий.

В конце III – начале II тысячелетия до нашей эры на значительно части лесостепной и лесной зон Восточной Европы расселились так называемые племена шнуровой керамики и боевых топоров. С их появлением в верховьях Оки начинается бронзовый век, происходит становление земледелия и животноводства. В Орловской области известно более двух десятков поселений этого времени. Они располагаются либо в тех же топографических условиях, что и неолитические, либо на более высоких террасах и также относятся, по-видимому, к разных археологическим культурам. В нижнем горизонте культурного слоя городища Лужки в Кромском районе найдено значительное количество обломков лепных сосудов близкой к шаровидной формы со сложным орнаментом из оттисков зубчатого штампа и нарезок, которые отнесены к среднеднепровской культуре. Здесь, несомненно, находилось поселение этой культуры, напластования котого оказались полностью переработанными в железном веке и средневековье, к которым относится городище. Место, где позднее возникло городище Лужки – самый восточный пункт расселения племен среднеднепровской культуры. В Орловской области зафиксировано несколько пунктов случайных находок каменных и бронзовых топоров рассматриваемого вреени. Некоторые из них аналогичны топорам фатьяновской культуры бронзового века, большая часть памятников которой находися к северу и северо-востоку от верховьев Оки. Это позволяет предполагать возможносьт открытия в дальнейшем на рассматриваемой территории и памятников фатьяновской культуры. Племена шнуровой керамики и боевых топоров многие исследователи относят к индоевропейской языковой группе. Одни видят в них предков балтов, другие находят в их материальной культуре отражение гипотетической балто-славянской языковой общности, третьи считают их еще не разделившимися предками балтов, славян и германцев.

Бронзовая эпоха

Керамика памятиков эпохи бронзы юго-восточных районов Орловской области, известных, к сожалению, только по материалам небольших разведок, имеет большое сходство с посудой срубной и абашевской культур, основной ареал которых лежит к югу и востоку от рассматриваемой территории. Не исключена возможность, что некоторые курганы этой части Орловщины являются погребальными памятниками срубных и абашевских племен. Срубные и, возможно, абашевские племена относились, по-видимому, к индоиранской языковой группе.

Раннежелезный век

В начале I тысячелетии до нашей эры на территории лесостепной и лесной зон Восточной Европы была освоена варка железа из местных болотных руд, началось изготовление железных орудий. Эти изобретения открывают новую эпоху, по археологической периодизации называемую раннежелезным веком. Для периода с начала I тысячелетия до нашей эры по начало I тысячелетия нашей эры на большей части территории Орловской, Калужской и Тульской областей археологи выделяют памятники верхнеокской культуры. Вопросы ее специфических признаков, нижней даты и границ разработаны еще недостаточно. Южную границу верхнеокской культуры Т.Н.Никольская проводит по линии Орел – Новосиль, Л.Н.Красницкий – по водоразделу рек Ока и Сейм. Северная ее граница проходит несколько южнее реки Протва, западная – по водоразделам рек Ресса, Жиздра, Болва, Навля и Нерусса, восточная не определена. Соседями племен верхнеокской культуры на севере были дьяковски племена, на северо-западе – племена днепро-двинской культуры, на западе и юго-западе – юхновской культуры. К югу от ареала верхнеокских племен зафиксированы памятники, близкие лесостепным скифским, называемые иногда памятниками зольничной культуры. Не все археологи признают правомерность выделения самостоятельной верхнеокской культуры, некоторые считают ее лишь вариантом юхновской. С последней верхнеокская культура имеет очень много общего в керамике, типах орудий и украшений, характере поселений и технике домостроительства.

Памятники верхнеокской культуры, как и юхновские, представлены городищами и селищами. Городища располагаются, как правило, на мысах коренного берега или высоких террас. С напольной стороны они были защищены одной или несколькими линиями валов и рвов. Высота валом в настоящее время редко превышает 1 – 2 метра, глубина рвов – 0,5 – 2 метра. В древности земляные укрепления были, несомненно, мощнее, на них располагались деревянные стены. Селища находят в тех же топографических условиях, что и городища, некоторые – непосредственно за их укреплениями. В последнем случае городище и селище представляли, по-видимому, одно поселение, часть которого была укреплена. Реже селища верхнеокской культуры находят на низких террасах и даже в поймах. В Орловской области наиболее полно исследованы городища Надежда в Орловском районе, Лужки в Кромском районе, Жилино в Мценском районе, Воротынцево 1 в Новосильском районе. Раскопки селищ не производились.

Для поселений верхнеокской культуры характерны наземные, прямоугольные в плане постройки каркасно-столбовой конструкции площадь до 60 – 70 квадратных метров, разделенные на несколько помещений легкими стенами. Полы и стены построек обмазывались глиной. Внутри каждого из помещений имелись очаги, рядом с ними – нары. Наряду с такими домами существовали постройки, располагавшиеся полудугой по всему периметру площадки городища, примыкая к валам. Они выполняли одновременно функции жилых и оборонительных сооружений.

Керамика верхнеокской культуры представлена главным образом лепными тонкостенными горшками баночной формы с прямыми или слегка отогнутыми венчиками, которые украшались в верхней части ямчатыми вдавлениями округлой, прямоугольной или треугольной формы, а по краю венчика – насечками, защипами, пальцевыми вдавлениями. Встречаются мискообразные сосуды, рыболовные грузила, грузики различной формы, назначение которых недостаточно ясно, керамические погремушки.

Орудия труда изготовлялись из кости (наконечники стрел, проколки, шилья. Тупики для обработки шкур и тому подобное) и железа (ножи с горбатой спинкой, миниатюрные серпы). Медь и бронза использовались главным образом для изготовления украшений, среди которых наиболее интересны булавки со спиралевидным или ажурным (в форме березового листа) навершием. О местной металлургии свидетельствуют находки на поселениях железных и медных шлаков, тиглей и льячек. Хозяйство верхнеокских племен было комплексным, в нем необходимым образом сочетались примитивное допашенное земледелие, животноводство, рыболовство и охота.

Большинство исследователей считает, что юхновские и верхнеокские племена в языковом отношении были балтами. Есть и иная точка зрения, относящая их к круг ираноязычных племен, лишь впоследствии подвергшихся влиянию со стороны восточных балтов.

В первой четверти I тысячелетия нашей эры в Подесенье в части Верхнего Поочья, в том числе и на территории Орловской области, формируется почепская культура, имеющая сходные черты как с предшествовавшими ей юхновской и верхнеокской, так и с зарубинецькой культурой Верхнего Поднепровья. Почепская культура возникла, вероятно, при смешивании проникших в Подесенье и Поочье зарубинецких племен с местным населением – племенами юхновской и верхнеокской культур. Жизнь на городища в это время постепенно затухает и перемещается на селища, возникающие в большинстве случаев на низких террасах или поймах. На территории Орловщины достаточно полно исследован только один памятник этого времени – селище № 2 у деревни Железное Городище в Шаблыкинском районе.

При раскопках на этом памятнике изучены остатки жилых и хозяйственных наземных и полуземляночных построек. Наземные постройки аналогичным домам юхновской и верхнеокской культур, но несколько меньше их по размерам. От полуземляночных построек сохранились прямоугольные, реже – овальные в плане котлованы площадью 16 – 48 квадратных метров, глибиной до 75 сантиметров. В центре таких построек были врыты массивные стлбы, на которых держалась кровля, по-видимому четырехскатная. Полуземляночные жилища имели глинобитные очаги и нары. Пол жилищ в большинстве случаев был обмазан глиной.

Основу керамического комплекса почепских памятников составляют грубые лепные, более или менее профилированные горшки, орнаментация которых бедна и имеет много общего с орнаментацией посуды юхновских и верхнеокских племен. Меньшую, но наиболее выразительную часть почепского керамического комплекса составляют лепные же острореберные и округлобокие миски, небольшие, хорошо профилированные горшки с лощением на внешней поверхности. Изделия из металлов на почепских памятниках встречаются значительно чаще, чем на городищах и селищах юхновской и верхнеокской культур, что свидетельствует о прогрессе в черной и цветной металлургии. На селище № 2 у деревни Железное Городище найдены железные ножи, серпы, шилья, иглы, топоры, тесла, наконечники стрел и дротиков, фибула, бронзовые шейная гривна, подвески и другие украшения. Основу хозяйства почепских племен составляли земледелие и животноводство, причем первое, вероятно, имело большее значение в хозяйстве, чем второе. Есть некоторые основания предполагать, что очепские племена, как и зарубинецкие, были знакомы с упряжными пахотными оружиями, изготовленными целиком из дерева. Этническая принадлежность почепских племен все еще дискусионна. Высказано предположение о их балтской языковой принадлежности, по крайней мере в верхнеокском регионе.

В юго-восточной части Орловской области, близ деревни Алдобаевка на реке Сосна, разведками выявлены селища с гончарной и лепной посудой, типичной для еще одной археологической культуры раннежелезноговека – черняховской. Они датируются III – IV веками нашей эры. Основной ареал черняховской культуры охватывает территорию от Нижнего Дуная до верховьев Северского Донца. Для носителей черняховской культуры характерны високоразвитое для своего времени земледелие, начало процесса отделения ремесла от сельского хозяйства, начало классообразования, широкие торговый связи. Черняховская культура, была, вероятно, полиэтничной, включала главным образом славянские, сарматские и дако-фракийские группы населения, а также готов. Селища на реке Сосна указывают на северо-восточные пределы, до которых доходили отдельные группы черняховских племен.

На исходе раннежелезного века и в начале средневековья значительная часть нынешней Орловской области входит в ареал мощинской культуры, территория которой охватывает Верхнее Поочье и часть верхнеднепровского бассейна. Несмотря на то, что многие вопросы, связанные с характеристикой и конкретной историей мощинских племен еще недостаточно разработаны, можно утверждать, что основой ее формирования была почепская культура. Не исключен и приток нового населения, скорее всего – из Прибалтики, слившегося с почепским. Следует отметить, что мощинская культура занимает лишь часть почепского ареала. Наиболее вероятная ее датировка – IV – VII века нашей эры.

На территории Орловской области напластования мощинской культуры прослежены как на селищах, располагающихся, как правило, на более высоких местах, чем почепские, так и на городищах. При этом вновь заселяются давно заброшенные городища верхнеокской культуры, например Торкуновка, Лужки, Воротынцево 1, на которых обновляются и расширяются оборонительные сооружения. Возникают и новые укрепленные поселки.

Остатки построек мощинской культуры на Орловщине изучены только в Шаблыкинском районе, на Большом Слободкинском городище, в нижнем горизонте культурного слоя. Все исследованные здесь постройки, как жилые, так и хозяйственные, имели прямоугольную в плане форму, площадь 12 – 24 квадратных метра, пол их был углублен в материк на 30 – 50 сантиметров. В центре построек прослежены следы мощных опорных столбов четырехскатной кровли. В жилищах имелись глинобитные очаги. Такие постройки имеют много общего с полуземляночными жилищами почепской культуры.

Среди мощинских памятников известны и погребальные сооружения – курганы с трупосожжениями. В Орловской области исследован лишь один такой памятник – одиочный курган у деревни Воротынцево в Новосильском районе, располагавшийся на склоне правого берега реки Зуша в 500 метрах от русла, примерно в одном километре от Воротынцевского городища, на котором выявлен и культурный слой мощинской культуры. Как показали раскопки, насыпь кургана использовалась для захоронения по крайней мере дважды, причем в разные эпохи. Мощинский погребальный комплекс, самый ранний в кургане, представлен остатками кострища, залегавшего на глинобитной площадке размерами около 2 на 1 метр. Глинобитная площадка и грунт под ней были обожжены. В кострище найдено большое количество кальцинированных костей человека и обломков глиняных сосудов, характерных для мощинской культуры. Не исключено, что по крайней мере часть трупосожжений была совершена на стороне и остатки их захоронены в сосудах-урнах.

Основная часть керамического комплекса памятников мощинской культуры – хорошо профилированные лепные горшки с примесями дресны или шамота в тесте, украшенные по краю венчика насечками, защипами, ногтевыми вдавлениями, а под горлом –отпечатками веревочки, гребенчатого штампа, неглубокими ямками. Характерной особеннностью мощинской керамики, как и почепской, являются лощеные сосуды, главным образом мискообразные, тарелкообразные, а также небольшие горшки. По-видимому, лощеная посуда была столовой, нелощеная использовалась для хранения припасов и приготовления пищи.

Разнообразные орудия труда изготовлялись из железа, а украшения (фибулы, браслеты, подвески, серги, перстни) – из сплавов цветных металлов. Среди мощинских древностей выделяется своеобразная группа украшений – подвески и застежки с цветной, преимущественно красной, выемчатой эмалью. Большинство таких украшений привозилось из Среднего Поднепровья и Прибалтики. В Орле при случайных обстоятельствах найдена одна такая подвеска, происходящая, судя по стилю и технологии, из северо-восточной Литвы. Предполагают, что у мощинскх племен на Верхней Оке возник также собственный центр производства ювелирных изделий, в том числе с эмалями.

Этническая принадлежность племен мощинской культуры не вызывает сомнений. Исследователи практически единодушно их относят к восточным балтам. Балтоязычное племя голядь, обитавшее в ХI – ХII векам, по данным летописей, на реке Угра, можно с большой вероятностью считать потомками населения мощинской культуры. Большая же часть мощинских племен постепенно слилась с пришедшими на Верхнюю Оку славянами, и, по-видимому, приняла участие в формировании восточнославянского племенного союза вятичей.

Древние славяне

Славяне появились на Орловщине в VIII – IХ веках. Памятники этого времени представлены на рассматриваемой территории городищами, селищами, курганными и грунтовыми могильниками. Древнейшим славянским памятником в Орловской области следует считать грунтовый могильник, расположенный на территории уже упоминавшегося Большого Слободкинского городища и стратиграфически приуроченный к периоду между окончанием жизни на поселении мощинской культуры и возникновением на его месте древнерусского города. Обряд погребения на этом могильнике – трупосожжение на стороне с момещением праха умерших в сосуды-урны, которые устанавливались в неглубокие могильные ямы округлой в плане формы. Лепные сосуды-урны по форме, характеру глиняного теста и фактуре поверхности сходны со славянской керамикой типа Корчак и более поздней – типа Луки-Врублевецкой, бытовавшей на более западной и юго-западной территории славянского ареала. Это сходство дало основание датировать могильник VIII веком.

Культурные напластования VIII – Х веков отмечены на уже упоминавшихся городищах у деревень Воротынцево и Лужки, селищах у поселка Кромы и деревни Лебедка (Урицкий район), а также на некоторых других памятниках, где найдены фрагменты лепных толстостенных горшков, часто с веревочным или зубчатым орнаментом в верхней части, близких или идентичных керамике роменской культуры. Эта культура, славянская принадлежность которой бесспорна, была распространена на значительных пространствах Днепровского левобережья в бассейнах рек Сейм, десна, Сула, Псел, Ворскла и датируется VIII – Х веками. Вместе с роменской керамикой на некоторых памятниках Орловщины встречаются обломки красноглиняных амфор с бороздчатой поверхностью, покрытой белым ангобом. В памятниках салтовской культуры такие сосуды надержно датируются VIII – IХ веками.

К этому времени относятся курганный могильник у деревни Лебедка в Урицком районе и поздние погребения Воротынцевского кургана. В этих и других раннеславянских памятниках Верхнеокского бассейна господстовал обряд трупосожжения. Сожжение умерших производилось на стороне, вне пределов курганов. Кальцинированные кости вместе с украшениями и деталями одежды сыпались в лепные глиняные урны, часть из которых аналогична керамике роменской культуры. Урны помещались в основание или в насыпь кургана. На могильнике Лебедка под насыпями курганов встречалось от одного до семи погребений. В основании насыпей зафиксированы неглубокие канавки в материке, оставшиеся от оградок, ограничивающих площадку, на которую ставили урны, и сооружения в виде срубов, ориентированные по сторонам света. Подобные курганы распространены в Верхнем Поочье и за пределами Орловской области.

Автор Повести временных лет помещает на Оке славянское племя (или племенной союз) вятичей. Именно ранневятичскими следует считать известные на Орловщине поселения с керамикой, близкой посуде роменской культуры, курганы с трупосожжениями типа Лебедки и поздних погребений Воротынцевского кургана. К рубежу Х – ХI веков славяне-вятичи уже плотно заселили Верхнее Поочье, включая и территорию нынешней Орловской области. Пришельцы-славяне довольно быстро ассимилировали местное балтоязычное население благодаря более высокому уровню социально-экономических отношений, а также определенной языковой близости с балтами. Основой хозяйства славян, в том числе и вятичей, было в этом время пашенное земледелие, в котором применялись упряжные пахотные орудия с железными наконечниками. Происхождение вятичей летопись связывает с «ляхами», то есть с западными славянами. По мнению Т.Н.Никольской, археологический материал ранних вятичских памятников имеет ряд общих черт с уже упоминавшейся раннеславянской культурой Корчак, носители которой действительно обитали у западных пределов территории славянства. Границы Земли вятичей довольно точно очерчены по данных писменных источников и археологическим материалам. Она включала бассейн Верхней и Средей Оки до впадения в нее реки Цна, а также течение реки Москва и ее притоков, кроме верховьев рек Руза и Истра. Заселение вятичами этой территории проходило в общем направлении с юга на север. Нынешняя Орловская область была самой южной и раньше все освоенной частью вятичской территории. Вплоть до ХI века вятичи жили обособленно от других славянских племен, не подчинялись русским князьм, сохранили свои древнии обычаи. Обряд трупосожжения бытовал у них дольше, чем у других славянских племен.

Расселившись по Верхней, а затем и Средней Оке, вятичи втянулись в международную торговлю, одной из важных артерий которой в Восточной Европе был Окский путь. Свидетельством этого являются многочисленные в окском бассейне клады и отдельные находки восточных монет. Два пункта таких находок известны и на территории Орловской области. Это клад, найденный еще в прошлом веке у дереви Бобыли и содержавший 325 целых и 21 обломок восточных монет, самая поздняя из которых датируется 876 годом, и подражания саманидскому дирхему конца Х – начала ХI века, обнаруженные при раскопках городища Лужки.

В IХ веке вятичи платили дань хазарам. После разгрома Хазарского каганата Святослав в 966 году победил вятичей и обложил их данью в свою пользу. Однако они неоднократно восставали и отказывали в выплате дани. Сыну Святослава Владимиру Мономаху пришлось вновь и вновь совершать походы в их земли, но окончательно присоединить Землю вятичей к своим владениям он не смог. В течение всего ХI века путь из Киева в Ростово-Суздальскую землю через вятичскую считался опасным, поэтому ездили кружным путем – через Смоленск. Лишь в ХII веке началась феодализация Земли вятичей, которая постепенно была разделена между черниговскими, ростово-суздальскими и рязанскими князьями. Территория нынешней Орловской области попала под власть черниговских князей.

Древнерусское время

Археологические памятники Орловщины ХI – ХIII веков представлены городищами, селищами и курганными могильниками. Наиболее многочисленны селища, площадь которых колеблется от 2 — 3 до 20 – 25 тысяч квадратных метров. Часть таких памятников возникла еще в VIII – Х веках и продолжала функционировать в позднем средневековь. Среди селищ преобладает приречный тип, когда культурный слой тянется неширокой полоской вдоль берега реки или края речной террасы. Реже селища занимают мысы высоких террас или коренного берега, располагаясь вдали от русла реки. Известны селища, занимавшие площадку городищ более раннего времени.

Наиболее частыми находками на селищах рассматриваемого времени являются обломки глиняных сосудов, украшенных по плечикам и тулову зубчатым, линейным, волнистым орнаментом. С конца Х – начала ХI веков такие сосуды стали изготовлять на гончарном круге. Обычны находки орудий труда, в том числе сельскохозяйственных (наральники, сошники, серпы, косы), ключей, замков, пряслиц и других бытовых предметов, изредка встречаются украшения и детали одежды. Жилищами служили главным образом полуземлянки с глинобитной печью, а также наземные постройки срубной конструкции. В некоторых селища можно предполагать и наличие ремесленных мастерских, ослуживавших своей продукцией небольшую сельскую округу.

Среди городищ Орловщины, имеющих напластования древнерусского времени, значительная часть выделяется мощными укреплениями при относительно небольших размерах округлой или полукруглой в плане площадки, находками наряду с керамикой и орудиями труда, оружия и предметов снаряжения всадника, обломков стеклянных браслетов и других дорогих украшений, значительной имущественной дифференциацией обитателей, которая проявляется, в частности, в размерах и устройстве жилих, их планировке. Такие городища считают остатками укрепленных феодальных усадеб, своего рода замков, в которых жил феодал и его челядь. В непосредственной близости от таких городищ нередко располагаются селища, по-видимому, остатки владельческих сел. Судя по археологическим материалам, городища-усадьбы возникают не ранее конца ХI – начала ХII века, в период активной феодализации вятичских земель. Часть из них прекратила существование в середине ХIII века, вероятно, в связи с татаро-монгольским нашествием, на некоторых имеются напластования ХIV – ХV веков и даже более позднего времени. Из памятников этого типа, известных на рассматриваемой территории, следует упомянуть городища Гать, Борилово, Гнеушево, Гонючево, возможно – Спасское и другие. Некоторые из них могли играть роль форпостов для защиты от набегов кочевников на границе Руси со степью.

Некоторые городища Орловщины древнерусского времени следует интерпретировать как детинцы городов. К возникновению на Руси городов как особой формы поселений привели кардинальные изменения всего строя жизни: становление классового общества и государственности, феодализация общества, интенсификация процессов отделения ремесла от сельского хозяйства, развитие торговли. Археологическими признаками древнерусского города могут считаться относительно крупные размеры, сложная планировка (наличие укрепленного детинца, служившего центром города, и обширных посадов, иногда укрепленных), следы ремесленных производств и торговли, обнаруживаемые при раскопках.

Первые сведения в письменных источниках о городах на территории Орловщины относятся к середине ХII века, когда вятичские земли окончательно втянулись в общий для всей Руси процесс развития феодализма. Впрочем, еще в «Поучении» Владимира Мономаха упомянут населенный пункт Кдрдна, который некоторые исследователи считают городом. Однако сведения источников о Кордне слишком неопределенны. Скорее всего, это был племенной центр вятичей, а не город в социально-экономическом понимани этого термина.

Из бесспорных городов под 1146 годом упомянуты Мценск и Болдыж, под 1147 годом – Кром и Домагощ, под 1155 годом – Новосиль. Некоторые исследователи считают, что городом был и Спашь (Спас), упомянутый в источниках под 1147 и 1152 годами. Остатки древнерусского Мценска, Крома и Новосиля находятся на территории одноименных районных центров области. Домагощ связывается с городищем у села Городище в Болховском районе, Болдыж – с городищем у деревни Слободка в Шаблыкинском районе. Летописный Спашь идентифицируется с городищем у села Спасское в Орловском районе. По мнению И.К.Фролова, на территории нынешней Орловской области располагается и Воротынск, впервые упомянутый  в летописи под 1155 годом. В литературе Воротынск обычно связывают с городищем у одноименного села на реке Ока в Калужской области, однако оснований для такого отождествления немного. И.К.фроловым приведены убедительные соображения в пользу того, что остатки древнего Воротынска следует видеть в городище № 1 и расположенных поблизости от него селищах у села Воротынцево в Новосильском районе.

Наиболее полно исследованы остатки древнего Болдыжа. Этот город, занимавший площадь не менее 40 гектаров, имел хорошо укрепленный детинец, укрепленный окольный город и обширный посад. Территория города, особенно детинец, была плотно застроена наземыми и полуземляночными жилищами ремесленников, торговцев, дружинников, различными хозяйственными и производственными сооружениями. В детинце находился большой двор очень богатого человека, возможно, князя или посадника. Зафиксированы остатки железоплавильного, кузнечного, меднолтейного, ювелирного и гончарного производства. О высоком уровне развития гончарства свидетельствуют производившаяся в городе поливная керамика, для изготовления которой нужна высокая квалификация мастеров. В культурном слое найдены вещи, изготовленные в различных регионах Руси и даже за ее пределами (стеклянные сосуды, иконки, лампадки, некоторые типы украшений, фрагменты колокола и тому подобное), что свидетельствует о развитой торговле. Город был уничтожен, вероятно, во время татаро-монгольского нашествия. Следы сильного пожара, скелеты людей среди сгоревших остатков домов запечатлели страшную катастрофу. В последующие века жизнь здесь уже не возобновлялась.

Курганные могильники ХI – ХIII веков на Орловщине немногочисленны, что объясняется, по-видимому, интенсивным уничтожением их при сельскохозяйственных работах. Высота курганов колеблется от 20 – 30 сантиметров до 2,5 метров, иногда они окружены неглубокими ровиками. Число насыпей в могильниках обычно не превышает 15 – 20. По внешним признакам они почти не отличаются от более раннних – мощинских и ранневятичских. Имеющиеся материалы позволяют утверждать, что и на территории Орловщины обряд трупосожжения постепенно сменился обрядом трупоположения. Многие исследователи связывают это с процессом христианизации вятичей, который протекал медленно и противоречиво. Во всяком случае, курганы ХII – ХIII веков содержат уже только остатки трупоположений. Под насыпью курганов костяки лежат либо на древнем горизонте, либо в неглубоких могильных ямах и ориентированы черепом на запад. Мужские погребения бедны сопровождающими вещами. В них встречаются небольшие железные ножи, фитильные трубочки, поясные пряжки и кольца и тому подобное. Значительно богаче находками женские погребения, содержащие разнообразные украшения и детали костюма. Племенными украшениями вятичей ХII – ХIII веков считаются семилопастные височные кольца, решетчатые перстни, хрустальные и желтые стеклянные шарообразные бусы, перемежавшиеся в ожерельях с бипирамидальными сердоликовыми, загнутоконечные пластинчатые браслеты. Как в мужских, так и в женских погребениях часто встречаются глиняные горшки с линейным, волнистым, изредка – зубчатым орнаментом, изготовленные уже на гончарном круге.

В последние десятилетия на территории области зафиксировано значительное количество памятников ХIV – ХVII веков. В большинстве случаев это селища, остатки позднесредневековых сел, погостов, деревень. Они располагаются обычно на тех же топографических условиях, что и древнерусские, реже – на водоразделах. Позднесредневековые слои имеются и на некоторых городищах, являющихся остатками городов или феодальных усадеб. К сожалению, позднесредневековые памятники пока не привлекали внимания археологов.

Памятники по районах:

Орловский — БолховскийВерховскийГлазуновскийДмитровскийДолжанскийЗнаменскийКолпнянскийКромскийЛивенскийМалоархангельскийМценскийНоводеревеньковскийНовосильскийСвердловскийСосковскийУрицкийХотынецкийШаблыкинский

Орловская область

Орловская область