Археология и древняя история Калужской области

Украшения вятичей

Украшения вятичей

На территории Калужской области существовали археологические культуры –рессетинская, иеневская, бутовская, белевская, льяловская, деснинская, среднеднепровская, фатьяновская, юхновская, верхнеокская, днепро-двинская, дьяковская, почепская, мощинская, раннеславянская (вятичи), древнерусская, русская позднесредневековая.

География

Калужская область находится в центральной части Русской (Восточно-Европейской) равнины. Ее площадь 29,9 тысяч квадратных километров, поверхность – холмистая равнина, превышение которой над уровнем мор достигает 250 метров. Современный рельеф сформировался в основном в четвертичный период. На юго-восток области заходит северная часть Среднерусской, на северо-западе – южная окраина Смолено-Московской Возвышенности. Северная часть области занята Угорско-Протвинской низиной, на юго-западе выделяется Брянско-Жиздринское Полесье.

Климат области умеренно-континентальный. Средняя температура января составляет минус 10 градусов, июля – плюс 18 градусов, среднегодовое количество осадков – 680 миллиметров. Калужская область целиком входит в лесную зону. Северная ее часть включается в подзону смешанных, южная – шиоколиственных лесов. Резкой границы между подзонами не наблюдается. Преобладающие виды почв – подзолистые и серые оподзоленные почвы широколиственных лесов. В долинах рек встречаются островки пойменно-луговых, в Брянско-Жиздринском Полесье – торфяно-болотных почв.

На территории области проходит водораздел бассейнов Волги и Днепра. Гидрографическая сеть обширна и разветвлена. Главными реками волжского бассейна являются Ока и ее левые притоки Протва, Угра, Жизда, из рек днепровского бассейна наиболее крупная Болва, левый приток Десны. Реки имеют широкие, хорошо разработанные долины.

История изучения

Первые сведения об археологических памятниках Калужской области содержатся в «Путешественных записках…» академика В.Зуева, описавшего в конце ХVIII века городище в районе городе Калуга. Первые раскопки здесь провел в 70-е годы прошлого века Н.Г.Керцелли, исследовавший древнерусские курганы в окрестностях города Юхнов.

Систематическое изучение памятников археологии региона началось в конце ХIХ века и было связано с организацией в 1891 году Калужской ученой архивной комиссии (КУАК), а позднее – Калужского общества изучения природы и местного края. По инициативе этих организаций собирались сведения о древностях края, проводились разведки и раскопки, велась работа по популяризации памятников. Председателем КУАК И.Д.Четыркиным были обследованы городища в окрестностях города Калуга, в городе Козельск, у деревень Серенск и Городня, раскопаны курганы ХI – ХIII веков в бывшем Козельском уезде, собраны первые коллекции с неолитических памятников, описаны случайные находки эпохи бронзы. По инициативе КУАК раскопки городищ и курганов проводили Ю.Г.Гендуне и В.И.Лабунский. В 1910 году В.И.Ассонов исследовал неолитическую стоянку у деревни Воронино на реке Ока, собрал огромную коллекцию керамики и каменных орудий, подробно описал памятник. Из других активных деятелей КУАК, занимавшихся изучением археологии края, следует упомянуть В.М.Кашкарова и С.А.Комарова.

Огромный вклад в изучение древностей региона внес Н.И.Булычов. В конце ХIХ – начале ХХ века он вел широкие исследования разновременных памятников на территории нынешней Калужской и сопредельных областей. У села Гремячево на реке Ока им были открыты и исследованы стоянка каменного века и городище эпохи раннего железа. Раскопками Мощинского городища и курганов у деревень Почепок и Шаньково Н.И.Булычов заложил основы изучения мощинской культуры. Им был исследован ряд городищ со словями дославянского и славянского времени, раскопано много древнерусских курганов на реках Ока, Угра, Перекша, Пополта, Болва и Снопоть.

Таким образом, уже в дореволюционное время стали известны практически все типы археологических памятников, характерные для Калужского края, заложены основы для решения важнейших вопросов его древней истории, сбраны значительные археологические коллекции. Исследование археологических памятников вышло за пределы чисто краеведческой работы.

После длительного перерыва, вызванного Первой мировой войной и революцией, археологические исследования на территории области возобновились в 1920-х годах. В 1923 году В.А.Городцов начал исследовния Огубского городища, ставшего опорным памятником дьяковской культуры в Верхнем Поочье. Из работ К.Я.Виноградова важны раскопки Михееевского и Детчинского мгильников фатьяновской культуры. Небольшие исследования проводились им и на некоторых городища. В.А.Городцов и К.Я.Виноградов продолжали также изучение курганных могильников, главным образом древнерусского времени.

В 1934 – 1936 годах в Калужской области проводила исследования одна из первых в стране новостроечных экспедиций – Калужская. Работы ее, связанные с проектированием Калужской ГЭС, охватили широкую территорию по берега рек Ока и Угра. Были исследованы десятки разновременных памятников, на некоторых из них проводились рекогносцировочные раскопки. Наиболее интересными оказались Гремячевская стоянка на реке Ока, на долгие годы ставшая эталоном для верхнеокского мезолита и городище у села Спас на реке Угра, являющееся, вероятно, остатками одного из древнерусских городов.

Из других работ довоенного времени нужно упомянуть раскопки Г.П.Гроздиловым курганов у деревни Сливидовка (Слевидово), позволившие проследить характер и установить время перехода от трупосожжений к трупоположениям в погребальном обряде верхнеокских вятичей, а также разведки КОКМ под руководством Н.М.Маслова.

Новый этап археологического изучения памятников Калужской области начался в 1950-е годы, в период общего подъема археологической науки, возрастания ее роли в решении общеисторических проблем. В 1951 году в верховьях Оки, включая и Калужскую область, начала исследования Верхнеокская экспедиция (первоначально – отряд) ИА под руководством Т.Н.Никольской. Главной ее задачей было изучение древнейшей истории племенного союза вятичей, по письменным источникам локализуемого на Верхней Оке. На первом этапе ее работы (1951 – 1958 годы) разведками и раскопками исследовались главным образом памятники эпохи раннего железа и третьей четверти I тысячелетия нашей эры. На втором этапе (1959 – 1984 годы) в центре внимания экспедиции находились древнерусские памятники. В Калужской области проводились широкомасштабные разведки, раскапывались городища Вороново, Воротынск, Николо-Ленивец, Огубское, Серенск и другие, ряд селищ и курганных могильников. Были получены новые материалы о происхождении и судьбах населения верхнеокского бассейна эпохи раннеого железа, значительно дополнены сведения о мощинской культуре, охарактеризована этническая обстановка на Верхней Оке накануне прихода сюда славян, осмыслены древнейшие славянские памятники в верхнеокском регионе, по археологическим материалам прослежена история вятичей и дана характеристика их племенного строя, решены или поставлены многие вопросы сложения феодализма и государственности на этой территории, развития сельского хозяйства, ремесленного производства, военного дела. Большое значение имеет проведенное Т.Н.Никольской исследование древнерусского города Серенска.

В начале 1950-х годов значительные работы, связанные с изучением древнерусской деревни, провела на территории Калужской области экспедиция ГИМ под руководством М.В.Фехнер. В связи с изучением проблемы развития древнерусского оборонительного зодчества П.А.Раппопорт исследовал укрепления нескольких городищ региона. В 1960 – 1962 годах экспедиция ГИМ под руководством А.В.Успенской изучала древнерусское селище у села Беницы на реке Протва и располагавшийся неподалеку курган с трупосожжением.

С 1973 года в Калужской области начались систематические полевые исследования, связанные с составлением археологического раздела Свода памятников истории и культуры: проводилась проверка имевшихся данных об археологических памятниках; сплошными разведками выявлены сотни новых стоянок, городищ, селищ; велась паспортизция памятников. Основные работы в этом направлении выполнены И.К.Фроловым. Разведочные работы по тематике Свода проводили также А.И.Бойцов, Б.В.Грудинкин, В.П.Есипов, А.Е.Секирко, А.С.Фролов. Однако не все районы области исследованы с достаточной полнотой.

В последние годы археологические исследования в Калужской области ведутся силами археологов как центральных, так и местных научных учреждений. Стоянки каменного века исследовались Б.В.Грудинкиным, А.С.Фроловм. Нужно отметить широкомасштабные раскопки памятников мезолита и неолита в южной части области, проведенные А.С.Смирновым и А.Н.Сорокиным. Ими же исследованы остатки пока единственного в области грунтового могильника среднеднепровской культурны эпохи бронзы. Памятники эпохи раннего железа раскапывались О.Л.Прошкиным. Большие работы по изучению мощинской культуры середины и третьей четверти I тысячелетия нашей эры были проведены И.К.фроловым, почти полностью исследовавшим городище и селище у села Мощины, раскопавшим ряд других поселений и могильников IV – VII веков. Древнерусские курганы и поселения исследовали Н.Г.Недошивина, О.Л.Прошкин, Т.М.Хохлова.

К концу 1991 года на территории Калужской области разведками и раскопками зафиксировано и научно документировано 630 памятников археологии, многие из которых являются многослойными. На 36 памятниках отмечены культурные отложения мезолита, на 55 – неолита. Слои эпохи бронзы зафиксированы на 23 памятниках, эпохи раннего железа – на 133, раннего средневековья – на 142 памятникахю Древнерусских памятников в рассматриваемом регионе 128, позднесредневековых – 203. Дата 170 памятников точно не установлена. Это главным образом курганы и курганные могильники, не подвергавшиеся раскопкам, а также некоторые городища, не имеющие культурного слоя. Учитывая пробелы в проводившихся разведка, можно быть уверенным, что дальнейшие исследования приведут к увеличению числа археологических памятников по сравнению с зафиксированным по состоянию на начало 90-х годов ХХ века.

Каменный век

Палеолит

Памятники, бесспорно относящиеся к палеолиту, в Калужской области неизвестны. Однако наличие палеолитических стоянок и местонахождений на сопредельных территориях позволяют предполагать, что они будут найдены и здесь. Следует отметить, что А.С.Фроловым на реке Ока в черте города Таруса и на реке Угра у села Спас обнаружены скопления кремней (концевой скребок, крупная ножевидная пластина, нуклеус, отщепы) без следов культурного слоя, которые по геоморфологическому положению на высоких террасах и сильной патинизации могут быть предположительно отнесены к неолитическому времени, хотя типологически четко не датируются.

Мезолит

Мезолитические памятники на рассматриваемой территории представлены стоянками и остатками кремнеобрабавывающих мастерских. Стоянки отнесены к бореальному и самому началу атлантического периода, когда климат стал зачительно более теплым, чем в позднем палеолите, ведущую роль в естественной растительности стали занимать леса, в Окском бассейне – преимущественно березовые и сосновые.

Мезолитические стоянки располагаются на первых или вторых надпойменных террасах, на всхолмлениях, в поймах, обычно на более высоком уровне, чем сменившие их неолитические памятники. Площадь мезолитических стоянок невелика, что соответствует небольшим охотничьим коллективам, поселениями которых они являлись: культурный слой имеет незначительную мощность, нередко не выделяется, что свидетельствует о временном характере поселений, подвижности населения. Иногда на местах мезолитических стоянок располагались поселения более позднего времени, уничтожившие древнейший культурный слой. В этих случаях мезолитичекий комплекс выделяется только типологически.

Основные находки на мезолитических памятниках – орудия и другие изделия из местного валунного и мелового кремня различных цветов: нуклеусы, разнообразные наконечники стрел, скребки, острия, сверла, скобели, бифасы, грубо оббитые тесловидные и топоровидные орудия.

Орудия рессетинской культуры

Орудия рессетинской культуры

В культурном отношении мезолит области не составляет полного единства. По некоторым особенностям техники раскалывания кремня, различиям в его обработке, типам орудия и их сочетаниям исследователи выделяют здесь рессетинскую, иеневскую и бутовскую культуры, территориально в регионе не разграниченные. Ареал рессетинской культуры охватывает Верхнее Поочье и часть Деснинского бассейна. На рассматриваемой территории к этой культуре отнесены стоянки Таруса 1 в черте города Таруса, некоторые стоянки на реке Рессета в Хвастовичском районе. Дата этих памятников – IХ тысячелетие до нашей эры.

Памятники иеневской культуры известны в западной и центральной частях Волго-Окского междуречья. В Калужской области, это стоянки Ладыжино 1 – 3 и Сутормино 3 в Тарусском районе, Кременское 1 – 4 в Медынском районе и Брагино в Перемышльском районе. Их датируют VIII – первой половиной VII тысячелетия до нашей эры. Ареал бутовской культуры охватывает обширную территорию от Верхнего Поволжья до Верхней и Средней Оки. В Калужской области к Бутовской культуре относятся стояки у села Гремячево на реке Ока в Перемышльском районе, Красное 3 в Хвастовичском районе. В регионе имеются мезолитические памятники, которые по характеру найденного материала не относятся ни к одной из названных культур, например, стоянки Трашковичи в Бетлицком районе или Красное 8 (Пенешки) в Хвастовичском районе. Впрочем, различия между рессетинскими, иеневскими и бутовскими памятниками невелики, установлены на сравнительно небольшом количестве материала. Очевидно, в мезолите верховья реки Ока были заняты близкими по материальной культуре зоне охотников и рыболовов мезолита Европы. Мезолитические кремнеобрабатывающие мастерские отличаются от стоянок лишь предположительно, по наличию среди находок большого количества заготовок и отходов производства.

Орудия иеневской культуры

Орудия иеневской культуры

Орудия бутовской культуры

Орудия бутовской культуры

В мезолите происходило дальнейшее развитие раннепервобытной родовой общины, сложившиеся в позднем палеолите. Некоторые исследователи не без оснований предполагают, что в эту эпоху сформировалась племенная организация.

Неолит

Находки льяловской культуры

Находки льяловской культуры

Неолитические памятники Калужской области также представлены стоянками и останками кремнеобрабатывающих мастерских. Различия между этими типами памятников те же, что и для памятников мезолита, причем столь же условны. Неолитические стоянки относятся к атлантическому и самому началу суббореального периода, когда климат в Верхнем Поочье был более теплым, чем современный, а в атлантический период – более влажным. Вся территория области входила тогда в подзону широколиственных лесов.

Неолитические стоянки обычно располагаются на первых надпойменных террасах и озерных котловин, на всхолмления в пойме, как правило, ближе к воде, чем мезолитические. По площади распространения культурного слоя и его мощности они превосходят поселения предшествующего времени, что свидетельствуют об увеличении численности коллективов и более прочной их оседлости.

Керамика деснинской культуры

Керамика деснинской культуры

Для неолитических комплексов бассейна Верхней Оки характерна остродонная или круглодонная посуда с открытым горлом, как правило, без выделенного венчика. Украшения по всей поверхности с ямочно-гребенчатой орнаментицией, украшенная по всей поверхности ямочно-гребенчатым или ромбоямочным орнаментом. Преобладают сосуды с ямочно-гребенчатой орнаментацией. Однако именно керамика с ромбоямочным орнаментом, составляющая при раскопках до 40 процентов керамического комплекса, является характерным отличительным признаком верхнеокского неолита. В западных районах области ромбический орнамент встречается чаще, чем в восточной, а в деснянском бассейне, на территории Брянщины, преобладает. Сырьем для изготовления каменных орудий служил местны валунный или меловой кремень, реже – сланец. Большинство орудий изготовлялось из крупных отщепов и длинных массивных пластин. Категории орудий разнообразны: наконечники стрел преимущественно листовидной и ромбовидной форм, а также черешковые подтреугольные, листовидные и ромбовидные наконечники дротиков, скребки разных размеров и форм, ножи, скребла, скобели, резчики, резцы, проколки, комбинированные орудия, топоры, тесла. Находки костяных изделий редки. Наиболее полно исследованные неолитические памятники – поселения Красное 6 и Красное 10 в Хвастовичском районе.

Наконечники белевской культуры

Наконечники белевской культуры

До недавнего времени все неолитические памятники Верхней Оки выделялись археологами в белевскую культуру. В последние годы в результате новых раскопок выказаны сомнения в правильности ее выделения. По мнению А.С.Смирнова, северная и восточная часть Калужской области следует включать в арела льяловской культуры, изветной в Волго-Окском междуречье, южная и восточная часть области – в район распространения деснинской культуры, основная территория которой находится в бассейне Верхней Десны. Для льяловской культуры характерна ямочно-гребенчатая керамика, для деснинской – ромбоямочная. Сочетание той и другой в верховьях Оки объясняется взаимодействием этих культур.

Ареал белевской культуры

Ареал белевской культуры

Как бы не решался этот вопрос, бесспорно, что неолитические племена, жившие на территории Калужской области, входили в обширную этнокультурную общность охотников и рыболовов центральных и северных районов Восточной Европы, носителей которых характеризует керамика с ямочно-гребенчатой орнаментацией, разновидностью которой является посуда с ромбоямочным орнаментом. Возникла эта общность в лесной зоне; этническая принадлежность ее пока не может быть точно определена.

Раскопками на неолитических стоянках южной части области (Красное 6, Красное 10, Рессета в Хвастовичском районе) выячлен еще один тип неолитической керамикаи – с накольчатой и накольчато-гребенчатой орнаментацией. По форме сосудов, составу глиняного теста, орнаменту она близка керамическому амтериалу неолитических памятников Среднего Дона и нижнего течения Десны. Судя по стратиграфии, такая керамика частично предшествовала ямочно-гребенчатой и ромбоямочной, частично синхронна ей. Эти находки, по мнению А.С.Смирнова, могут свидетельствовать о проникновении в лесное Верхнее Поочье уже в начале неолита племенных групп из лесостепи. Характер их взаимоотношений с местными племенами пока не ясен.

В социальном плане неолитические племена находились на стадии расцвета первобытнообщинного строя, у них сформировались и развивались позднепервобытная община.

Бронзовый век

Памятники эпохи бронзы в Калужской области исследованы далеко не достаточно. Можно предполагать, чо эта территория была заселена в то время двумя группами племен шнуровой керамики и боевых топоров: фатьяновской на севере, среднеднепровской и сменившей ее в конце бронзового века сосницкой – на юге. Носителей среднеднепровской и фатьяновской культур многие исследователи считают балтоязычными. Обе эти группы населения были пришлыми на территории лесной зоны. Эпоха бронзы в лесных районах Восточной Европы совпадает с суббореальным периодом, когда климат был теплее и суше современного. Как и в неолите, Верхнее Поочье целиком входило в то время в подзону широколиственных лесов.

Фатьяновская культура

Фатьяновская культура

Фатьяновская культура

Основным районом расселения племен фатьяновской культуры является Волго-Окское междуречье, Верхнее и отчасти Среднее Поволжье. В Калужской области исследованы два грунтовых могильника этой культуры, располагавшиеся на реке Суходрев у сел Детчино и Михеево в Малоярославецком районе. Ныне эти могильники полностью разрушены карьерами.

Погребения располагались на глубине 0,92 – 1,35 метров, костяки лежали в скорченном положении на левом или правом боку, черепом на запад. Из сопровождавших находок нужно отметить круглодонные сосуды с выраженной шейкой и сложным орнаментом из отпечатков шнура и нарехок в верхней части, каменные клиновидные рабочие и сверленые боевые топоры, кремневые наконечники стрел и дротиков, ножи, скребки. Детчинский и Михеевский могильники относят к числу наиболеее ранних памятников фатьяновской культуры; их можно датировать концом III тысячелетия до нашей эры. В Бабынском, Думиничском, Жиздринском, Козельском, Людиновском, Мещовском, Мосальском, Перемышльском, Сухиничском, Ульяновском, Мещовском, Ферзиковском районах и на территории города Калуга зафиксировано более 20 пунктов случайных находок каменных орудий (клиновидные рабочие и сверленые боевые топоры, булавы), большая часть которых типична для фатьяновской культуры. В некоторых из этих пунктов, возможно, располагаются фатьяновские могильники. На поселениях, ни одно из которых не подвергалось стационарным раскопкам, встречена керамика, близкая по фактуре глиняного теста с орнаментацией фатьяновской.

Среднеднепровская культура

Среднеднепровская культура

Среднеднепровская культура

Основной арела среднеднепровской культуры – лесостепная и лесная зоны Среднего и Верхнего Поднепровья. Наиболее интересный памятник этой культуры в Калужской области – грунтовый могильник Стайки 2 в Хвастовичском районе, отнесенный к началу второго этапа ее развития.

В одном из курганов у деревни Огубь в нынешнем Жуковском районе В.А.Городцовым было исследовано погребение с сосудом баночной формы, бронзовыми восьмилепестковой бляшкой-розеткой и четырехгранным в сечении браслетом. Погребение следует относить к еще одной культуре позднего бронзового века – абашевской, основной ареал которой лежит далеко на восточном, среднем Поволжье и Южном Приуралье. Курган оставлен, по-видимому, небольшой группой абашевцев, не оказавшей существенного влияния на историю региона в рассматриваемое время.

Прошлые племена фатьяновской и среднеднепровской культур, еще до прихода на рассматриваемую территорию освоившие выплавку меди и бронзы, земледелие и животноводство, в социальном плане вступившие в эпоху разложения первобытнообщинного строя, несомненно, имели определенные контакты с местным населением, в материальной культуре и быте которого были еще сильны неолитические традиции. По-видимому, к этому времени следует относить находки в верхних горизонтах культурного слоя некоторых неолитических стоянок своеобразной ямочно-гребенчатой керамики с разреженным орнаментом и горизонтальным положением гребенчатых отпечатков. Недостаточная изученность памятников бронзового века не позволяет пока уверенно говорить о характере возникших контактов и их результатах. Можно лишь предполагать, что часть неолитического населения верховьев Оки была вытеснена или уничтожена пришельцами, а часть – асимилирована ими. Важно подчеркнуть, что эпоха бронзы была временем распространения на рассматриваемой территории земледелия и животноводства, первого знакомства с выплавкой металлов. Эти культурные достижения не могли не коснуться той части аборигенного населения, которая не была уничтожена или изгнана со своих мест обитания пришельцами.

Раннежелезный век

Начало эпохи раннего железа в лесной полосе Восточной Европы хронологически совпало с наступлением суббореального периода, когда климат в целом стал близким к современному, границы ландшафтных зон заняли свое нынешнее положения. В экономическом плане раннежелезный век на рассматриваемой территории был временем формирования специфического лесного земледелия и животноводства, в социальном – эпохой дальнейшего разложения первобытнообщинных отношений.

Основными типами археологических памятников этого времени в Калужской области являются городища и селища. Возможно к рассматриваемому периоду относится грунтовый могильник с трупоположениями близ деревни Авдеевка в Жиздринском районе. Городища невелики по размерам, располагаются на мысах коренного берега или высоких террас; с напольной, а иногда и с мысовой стороны укреплялись одним или несколькими валами и рвами. Склоны мысов нередко эскарпировались. Изредка городища основывали на останцах в пойме, еще реже – на небольших возвышениях среди болот. В этих случаях укрепления делали кольцевыми. Селища по размерам почти не отличаются от городищ, располагаются либо в тех же топографических условиях, что и городища, либо на краях береговых террас, ниже городищ, порою даже в пойме. Нередко селища находятся рядом с городищами, непосредственно за их укреплениями. В этих случаях, по-видимому, городища и селища составляли одно поселения, лишь часть которого была укреплена. Зафиксированы случаи расположения селищ гнездами.

Юхновская и верхнеокская культуры

Бронза юхновской культуры

Бронза юхновской культуры

По составу и характеру найденного материала городища и селища неоднородны. В центральной и южной частях области исследователи выделяют памятники очень близких юхновской и верхнеокской культур. Основная территория юхновской културы охватывает бассейн Десны. Нынешняя Калужская область является северо-западной окраиной ее ареала. Верхнеокская культура, о возможности выделения которой говорили А.А.Спицын, а позднее – П.Н.Третьяков, изучена еще недостаточно. В частности, не разработан вопрос о специфических ее признаках, позволяющих отличать ее от памятников синхронных и сопредельных культур. Некоторые исследователи рассматривают ее как локальный вариант юхновской. Впрочем, и юхновские памятники на рассматриваемой территории далеко не идентичнытаковым на реке Десна. По мнению Л.Н.Красницкого, северная граница верхнеокской культуры достигает реки Угра, южная проходит по водоразделу рек Ока и Сейм, западная – по водоразделам рек Ресса, Жиздра, Болва, Навля, Нерусса. Обе культуры имеют одинаковую датировку: от VIII – VII веков до нашей эры до первых веков нашей эры. Судя по материалам разведок в Калужской области, памятники юхновской и верхнеокской культур располагаются здесь чересполосно, четкая граница между ними не прослеживается. Например, в Юхновском районе городище у села Палатки отнесено к верхнеокской культуре, а расположенное неподалеку городище у дома отдыха «Городок» — к юхновской. На некоторых памятниках выделены комплексы как юхновской, так и верхнеокской культур (например, селище у деревни Курбатово в Юхновском районе). Если признать правомерность выделения верхнеокской културы, указанные обстоятельства позволяют предполагать, что центральный и южные районы Калужской области были контактной зоной этих двух историко-культурных общностей.

Материальная культура юхновских и верхнеокских племен очень близка. Глиняная посуда – лепная, представлена в основном более или менее высокими тонкостенными горшками близокой к баночной формы со слабо отогнутым краем и плоским дном. Обжиг слабый, в тесте имеются примеси песка и мелкой дресны. Некоторые различия наблюдаются в орнаментации. У юхновцев верхняя часть сосудов украшалсь чаще всего ямочными вдавлениями, образующими разнообразные узоры. Для верхнеокской культуры характерна орнаментаци насечками, пальцевыми вдавлениями, оттисками штампов прямоугольной офрмы. Значительное количество сосудов вообще не орнаментировалось. Как на юхновских, так и на верхнеокских памятниках часты находки глиняных грузил, блоков «рогатых кирпичей».

О местной выплавке и обработке железа свидетельствуют находки криц и железных шлаков. Изделия из железа редки. Чаще всего это небольшие ножи с горбатой спинкой. Единичны находки топоров. В слоях, относящихся к первых мекам нашей эры, встречаются небольшие, слабо изогнутые серпы. Тигли, льячки, литейные формы, изготовлявшиеся из глины и камня, свидетельствуют о знакомстве с бронзолитейным производством. Из меди и бронзы изготавливались прежде всего украшения (бласлеты, булавки со спиральной и ажурной головками), а также иглы и шилья. Много костяных орудий – наконечник стрел, проколок, булавок.

Для поселений юхновской и верхнеокской культур характерны значительные по размерам наземные постройки каркасно-столбовской конструкции, разлявшиеся на несколько помещений с очагами. Иногда такие постройки располагались по краям площадки городища, примыкая к валу. Наряду с ними изветсны и полуземлянки. Такого рода постройки исследованы, например, на городище у села Николо-Ленивец в Кондровском районе.

Хозяйство юхновских и верхнеокских племен было комплексным, в нем сочетались, дополняя друг друга, земледелие, животноводство, рыболовство и охота. Основную часть стада домашних животных составляли лошади и крупный рогатый скот. Главными объектами охобы были лось и другие копытные. Немаловажное значение имела охота на пушных зверей.

На вопрос о происхождении юхновской культуры существуют две точки зрения. По мнению И.И.Артеменко и ряда други исследователей, в ее основе лежат древности сосницкой культуры эпохи бронзы. Если такое предположение верно, носителей юхновской культуры следует с наибольшей вероятности считать балтами. О.Н.Мельниковская предположила, что юхновская культура органически вырастает из бондарихинской културы бронзового века, известной к югу и юго-востоку от Подесенья. Если принять эту точку зрения, то юхновские племена следует включать в круг ираноязычных народов. Проблема происхождения верхнеокской культуры на конкретном материале не ставилась. Для ее разрешения важен факт значительного сходства материальной культуры верхнеокских и юхновских племен.

Днепро-двинская культура

Днепро-двинская культура

Днепро-двинская культура

В северо-западных районах Калужской области известно несколько памятников днепро-двинской культуры, синхронной и весьма близкой юхновской. Таково, например, городище у деревни Александровка в Юхновском районе. Основная территория днепро-двинской кульутры находится на Смоленщине и в Белоруссии. Носителей этой культуры исследователи считают балтами.

Дьяковская культура

Северная часть Калужской области примерно до водораздела рек Протва и Угра в эпоху раннего железа и в начале средневековья входила в ареал дьяковской культуры. Основная ее территория охватывала Волго-Окское междуречье в Верхнее Поволжье. Наиболее вероятная дата этой культуры – VIII – VII века до нашей эры – VII – VIII века нашей эры. Некоторые исследователи доводят дьяковскую культуру до Х – начала ХI веков, что маловероятно. Наиболее полно исследонным дьяковским памятником в Калужской области является Огубское городище в Жуковском районе.

Дьяковская культура

Дьяковская культура

Для ранних этапов развития дьяковской культуры (примерно до третьего века нашей эры) характерны лепные сосуды баночной формы, внешняя поверхносьт которых имеет отпечатки сетки или ткани (сетчатая или текстильная керамика), для поздних – гладкостенная посуда, иногда имеющая скромный орнамент на шейке или под горлом, а также насечки и пальцевые вдавления по венчику. Для всех периодов характерны грузики так называемого «дьякова типа». В нижних слоях дьяковских поселений много костяных изделий – разнообразных наконечников стрел, гарпунов, проколок, стругов для обработки шкур и тому подобное. Из железных предметов известны ножи с горбатой и прямой спинкой, наконечники стрел, топоры-кельмы и тому подобное, в поздних слоях – железные серпы. Разнообразны украшения, изготовлявшиеся преимущественно из бронзы, в том числе шумящие.

Исследованы наземные постройки каркасно-столбовой конструкции или срубные, а также полуземлянки, в ранний период – округлой формы, позднее – прямоугольные. Внутри построек находились очаги из камней. Полуземляночные постройки известны на Огубском городище.

Хозяйство дьяковских племен существенно не отличалось от реконструируемого для носителей юхновской и верхнеокской культур. Однако животноводство у них значительно преобладало над охотой в получении мясной пищи, а в стаде домашних животных преобладали крупный рогатый скот и свиньи.

Большинство исследователей считает носителей дьяковской культуры финно-уграми, возможно, смешавшимися в поздний период с балтами. На Огубском городище значительная часть керамического материала оказалась идентичной посуде мощинской культуре, которая связывается с балтоязычным населением.

В материалах тех памятников центральной и южной районов Калужской области, которые могут быть датированы первыми веками нашей эры, наблюдаются существенные изменения: появляются горшковидные и мискообразные сосуды с гладкой лощеной поверхностью, близкие посуде из памятников зарубинецкой культуры Среднего Поднепровья, видоизменяется орнаментация керамики; постепенно затухает жизнь на городищах и, наоборот, увеличивается количество селищ, которые нередко располагаются в иных топографических условиях, чем более ранние; появляются или видоизменяются некоторые другие элементы материальной культуры. В то же время сохраняются и многие черты, характерные для более ранних памятников. Такие изменения происходят практически во всем ареале юхновской и верхнеокской култур. Это дает основание предполагать, что в первой четверти I тысячелетия на обширной территории Подесенья и Верхнеокского бассейна формируется новая археологическая культура, названная почепской.

Почепская культура

Памятники почепской культуры исследованы еще недостаточно. В Калужской области ни один из них не подвергался стационарным раскопкам, хотя разведками выявлено значительное их количество (например, селища у села Красное и деревни Рессета в хвастовичском районе, селища № 1 – 3 у деревни Малое Устье в Юхновском районе, городище у деревни Городец в Козельском районе). Учет всех имеющихся данных позволяет предполагать, что почепская культура сформировалась в результате проникновения на территорию юхновской и верхнеокской культур зарубинецких племен из Среднего Поднепровья и взаимной ассимиляции пришлых и местных племен, в ходе которой сложилась новая этнокультурная общность. Есть основания датировать почепскую культуру I – III веками нашей эры.

Основные памятники почепской культуры – селища, располагающиеся обычно на всхолмлениях в поймах или на краях первых надойменных террас, реже – на высоких террасах. Селища имеют значительную площадь, часто находятся неподалеку друг от друга, образуя своеобразные гнезда. Иногда материалы почепской культуры находят на городищах, существовавших в I тысячелетии до нашей эры. На сопредельных с Калужской областью территориях исследованы наземные и полуземляночные постройки почепской культуры, аналогичные известным на юхновских и верхнеокских памятниках, но меньше по размерам.

Наиболее выразительную, хотя и не преобладающую часть керамического комплекса почепских памятников составляет лощеная посуда. Это разнообразные по форме миски, часто острореберные, округлобокие горшки, кувшинчики. Часть ее напоминает посуду юхновских и верхнеокских памятников, часть – лучше профилирована. Нередко такие сосуды украшались защипами по венчику, ямочными углублениями под горлом. Найдены глиняные грузики и блоки, аналогичные юхновским и верхнеокским, а также пряслица. Изделия из металлов (железные ножи, серпы, топоры, тесла, наконечники стрел и дротиков, иглы, шилья, бронзовые фибулы и разнообразные украшения) встречаются чаще, чем на памятниках верхнеокской и юхновской культур, что свидетельствует о значительном прогрессе в черной и цветной металлургии.

Основу хозяйства почепских племен составляли земледелие и животноводство. Есть определенные основания считать их пашенными земледельцами. Об этнической принадлежности почепских племен судить трудно. Принимая во внимание дальнейшую историю региона, исследователи высказали предположение о балтской языковой принадлежности почепского населения, по крайней мере в Верхнеокском бассейне.

Мощинская культура

Украшения мощинской культуры

Украшения мощинской культуры

В конце эпохи раннего железа и начале средневековья на территории Калужской области была распространена яркая и своеобразная мощинская култура, ареал которой охватывает верховья Оки и часть Верхнеднепровского бассейна. Она получила свое наименование по наиболее полно изученому городищу у села Мощины в Москльском районе. Наиболее убедительная датировка мощинской культуры – IV – VII века. Основой ее формирования послужила, по-видимому, почепская культура, хотя не исключен приток нового населения, слившегося с почепским. Следует отметить, что почепская культура занимает более широкую территорию, чем мощинская. Основные памятники мощинской культуры – городища, селища, курганные могильники и одиночные курганы. Городища по внешнему облику и топографическому расположению не отличаются от более ранних. Лишь некоторые из них имеют более высокие валы и глубокие рвы. Слои мощинской культуры встречаются и на городищах, основанных юхновскими и верхнеокскими племенами. Селища располагаются обычно на краю береговых террас, как низких, так и высоких, нередко примыкают к городищам. Курганы по внешним признакам трудноотличимы от более поздних славянских, но располагаются обычно небольшими группами или в одиночку.

Погребальный обряд мощинских племен – трупосожжение на стороне с помещением праха умерших вместе с остатками погребального костра под курганную насыпь, в урнах или без них. Курганы мощинской культуры стали изевстны благодаря раскопкам Н.И.Будычова у деревен Почепок и Шаньково на реке Пополта. Здесь в основании каждого кругана были выявлены следы кольцевых канавок, которые являлись остатками деревянных оградок, ограничивающих место. Куда помещались останки умерших. Внутри оградок обнаружены скопления кальцинированных костей, угля и золы площадь около полтора килоемтра, в месте с которыми встречались целые и фрагментированные сосуды (часть из них – урны), а также другие вещи, характерные для мощинских поселений. Известны курганы мощинской культуры, в которых кольцевая канавка отсутствует.

Характерная особенность мощинского керамического комплекса, как и почепского – лощеная посуда. Это разнообразные по форме и размерам горшки, миски, тарелки, сковородки. Посуда тщательно изготовлена, цвет ее поверхности чаще всего серый или кричневый. Основную массу керамики составляет посуда нелощеная. Это главным образом толстостенные, слабо профилированные горшки из довольно грубого теста с примесями дресвы и шамота, имеющие бугристую, иногда заглаженную поверхность. Из орнаментальных элементов встречаются отпечатки веревочки, гребенчатого штампа или ямки под горлом, насечки, защипы, ногтевые вдавления по краю венчика.

На мощинских памятниках найдено значительное количество металлических изделий. Из железа изготовлялись топоры, косы, серпы. Высокого развития достигло бронзолитейное производство. Появился новый тип украшений – подвески и застежки с выемчатой многоцветной эмалью. Большинство таких украшений привозилось из Среднего Поднепровья и Прибалтики, но и на Верхней Оке сложился свой центр их производва. Уникальный клад украшений, в том числе с эмалями, найден на Мощинском городище.

Для мощинской культуры характерны наземные, прямоугольные в плане постойки каркасно-столбовой конструкции площадью 12 – 40 квадратных метров, стены которых часто обмазывались глиной. Изредка встречаются остатки полуземлянок.

Основу хозяйства мощинского населения составляли земледелие и животноводство, продолжавшие традиции, существовавшие у почепских племен. Все исследователи относят мощинские племена к восточным балтам, очевидно – предкам голяди, упоминания о которой имеются в древнерусской летописи. По-видимому, позднее часть мощинских племен смешались с пришедшими на Верхнюю Оку славянами и приняла участие в качестве субстратного элемента в формировании восточнославянского племенного союза вятичей.

Вятичи

Вятичи

Вятичи

Славяне появились в бассейне Верхней Оки в VIII – IХ веках. Письменные источники, археологические и лингвистические данные свидетельствуют, что практически вся территория Калужской области была заселена вятичами – союзом племен, упоминания о котором встречаются на страницах летописей с 859 до 1197 годов. Вятичи дольше других восточнославянских племен сохранили свою независимость. В верховьях рек Угра, Протва и Болва они селились черезполосно с представителями другого восточнославянского племенного союза – кривичами.

По мнению Т.Н.Никольской, характерные черты материальной культуры ранних вятичей (формы лепной посуды, жилища в виде полуземлянок прямоугольной в плане формы, погребальный обряд) имеют много общего с характерными чертами раннеславянских култур, распространенных в юго-восточных районах Восточной Европы, что может указывать на исходную территорию, откуда вятичи пришли на Верхнюю Оку.

Восточные славяне второй половины I тысячелетия нашей эры, в том числе и пришедшие в Верхнее Поочье вятичи, находились на более высокой стадии хозяйственого и социально-политического развития, чем местные балтское и финно-угорское население. Это обстоятельство, а также относительная многочисленносьт пришельцев привели к постепенной ассимиляции ими местного населения, потомков мощинской и дьяковской культур.

Археологические памятники Калужской области VIII – IХ веков, характеризующие освоение славянами рассматриваемой территории, представлены главным образом селищами и курганными могильниками. Городища относительно немногочисленны, некоторые из них не имеют культурного и, вероятно, играли роль убежищ. Нередко славянские поселения возникали на местах более ранних городищ и селищ и продолжали существовать в древнерусское время и даже в позднем средневековь.

Памятники VIII – IХ веков относительно немногочисленны, но встречаются на всей территории области (например, у сел Харитоновка и Красное в Хвастовичском районе, у деревни Степанько в Кондровском районе, в городе Таруса). Это свидетельствует о достаточно быстром освоении славянами калужского течения Оки и ее притоков. Керамика, найденая на этих памятниках, — обломки толстостенных лепных горшков, мисок, тарелок – иногда украшена в верхней части защипами, насечками, отпечатками гребенчатого штампа или веревочки. Она имеет много общего с ранней керамикой славянской роменской культуры VIII – Х веков, распространенной на значительной территории левобережья Днепра в бассейнах рек Сейм, Десна, Сула, Ворскла.

Погребальные памятники вятичей и кривичей конца I тысячелетия нашей эры существенно различаются. Для кривичей характерны трупосожжения с помещением праха умершего (в урнах или без них) в так называемые длинные курагны – невысокие валообразные насыпи, образующие обычно общие могильники с курганами округлой в плане формы, относящимися, как правило, к более позднему времени. Остатки сожжений, произведенных в большинстве случаев на стороне, вне захоронения, помещались на древнем горизонте или в насыпи, иногда на специальной песчаной подсыпке. Издерка встречаются остатки сожжений, произведенных на месте сожжения насыпи. Находки в длинных курганах немногочисленны, представлены главным образом остатками костюма с украшениями, среди которых не только славянские, но и балтских типов. Длинные курганы распространены на обширной территории Смоленщины, Псковщины, Новгородчины, в окрестностях города Полоцка и некоторых других районах, датируются от рубежа VII – VIII до IХ – Х веков. В Калужской области такие курганы известны кое-где на западе и северо-западе.

У верхнеокских вятичей VIII – Х веков также существовал обряд трупосожжения. Прах умершего, сожженного, ка правило, вне погребения, в урнах или без них помещался в курганы округлой в плане формы. Под насыпями часто встречаются остатки кольцевых оградок, близки к выявленным в курганах мощинской культуры, а также деревянных камер, в которые ставились урны с прахом или на дно которых высыпались остатки сожжений. Встречаются насыпи без кольцевых канавок и и камер. Изредка курганы насыпались на месте сожжения умершего. Среди находок в ранних вятичских курганах – разнообразные украшения, железные ножи, сосуды, сопровождавшие погребения, в том числе урновые.

На территории области известны клады и отдельные находки восточных монет IХ – начала Х века, свидетельствующие о включении ранних вятичей в международную торговлю, важным путем которой был окский путь.

Древняя Русь

Памятники древнерусского времени ХI – ХIII веков, как и более ранние, представлены селищами, городищами, курганными могильниками. Однако городища с рубежа ХI – ХII веков в связи с изменениями социально-политической обстановки приобрели иной, чем ранее, характер. Изменился и обряд погребения в курганах.

Наиболее многочисленны селища – остатки древних сельских поселений, именовавшихся в письменных источниках «погост», «село», «селище». Площадь их колеблется от 2 – 3 до 20 – 25 тысяч квадратных метров. Часть таких селищ возникла еще в VIII – IХ веке, некоторые продолжали существовать и в позднем средневековье. Преобладающим типом селищ является приречный, когда культурный слой тянется неширокой полосой вдоль берега реки на первой или второй ее террасе. Реже селища находятся на мысах высоких террас или коренных берегов рек, иногда на местах более ранних городищ, еще реже – на дюнообразных всхолмлениях в пойме или, наоборот, на плато коренного берега, вдали от реки. Раскопками зафиксирована как рядовая застройка, когда постройки располагались одним или двумя радами, образуя улицу, так и кучевая, при которой системы в расположении построеке не прослеживается. На некоторых селищах выявлены остатки ремесленных производств.

Часть городищ древнерусского времени в ХIV – ХV веках характеризуется устойчивым комплексом признаков, среди которых: мощные укрепления при отнсительно небольших размерах площадки (700 – 2000 квадратных метров); находки предметов вооружения и конского снаряжения, типичных для быта феодалов; наличие среди находок стеклянных браслетов, дорогих украшений, не встречающихся на рядовых сельських поселениях; значительная имущественная дифференциация обитателей городищ, прослеживаемая, в частности, в размерах и планировке построек. В то же время на таких памятниках встречаются и сельскохозяйственные орудия, и инструментарий ремесленников. Значительная часть городищ этого типа отличается тем, что имеет площадку правильной округлой или полукруглой в плане формы. Судя по датирующим находкам, они возникают не ранее рубежа ХI – ХII веков, то есть в период, когда у вятичей Верхнеокского бассейна стали активно развиваться феодальные отношения. Такие городища рассматриваются исследователями как остатки укрепленных феодальных усадеб. Поблизости от них нередко располагаются селища, вероятно, остатки владельческих сел. Наиболее полно исследованными памятниками рассматриваемого типа в Калужской области являются городища Ждамирово в Ферзиковском районе и Спас-Перекша в Мосальском районе. Некоторые из феодальных усадеб Калужского края упоминаются в письменных источниках.

Часть городищ древнерусского времени и позднего средневековья связана с городами. К возникновению на Руси городов как особой формы поселений привели становление классового общества и государственности, феодализация общества, интенсификация процессов отделения ремесла от сельского хозяйства, развитие торговли. Города были опорными пунктами феодального господства над крестьянской округой, центрами ремесел и торговли и возникали, как правило, в местах сосредоточения сельского населения и на торговых путях. «Археологическими признаками» города следует считать относительно крупные размеры, сложную планировку (наличие наряду с хорошо укрепленным детинцем – центром города – обширных посадов, укрепленных или неукрепленных), яркие следы разнообразных ремесел и торговли, обнаруживаемые при раскопках.

Письменные источники домонгольского времени содержат сведения о пяти или шести городах на территории Калужской области. Это Козельск (1146), Серенск (1147), Воротынск (1155), Брын (1228), Мосальск (1232). Возможно, на расматриваемой территории находился и Неринск (1147), местоположения которого точно не установлено. Исторические культурны слои Козельска и Мосальска находятся на территории одноименных районных центров области, летописный Серенск связывается с городище у села Серенск в Мещовском районе, Брын – с городищем у поселка Брынь Думиничского района. Наиболее полно обследованы остатки древнего Серенска.

Позднее средневековье

В позднее средневековье количество городов увеличивается. Под 1371 годом упоминается Калуга, первоначальное местоположения которой связывается либо с городищем у устья реки Калужка, либо с Симеоновым городищем на северо-западной окраине нынешнего города. В документах ХIV – начала ХV века называются Боровск, Малоярославец, Медынь, Мещовск, Таруса, являющиеся ныне районными центрами области, Кременец, Любутск, Оболенск, Серпейск. Предполагают, что остатками Кременца является городище у села Кременское в Медынском районе, Любутска – городище у села Троицкое в Ферзиковском районе. Местоположение Серпейска связывается с городищем у села Серпейск Мещовского района, Оболенска – с городищем у села Оболенское Жуковского района. Локализация Лужи затруднена. Ясно лишь, что этот город располагался на одноименной реке. В документах ХIV – ХV веков упоминается также Березуйск, остатки которого можно локализовать у села Гришово Бабынинского района, где расположены городище и несколько селищ. На некоторых из указанных памятников найдена не только позднесредневековая, но и домонгольская керамика, а также другие вещи ХII – ХIII веков. Однако уверенно судить о социально-экономическом характере этих поселений в домонгольское время без широких раскопок невозможно. Остатками городов, названия которых не нашли отражения в письменных источниках, являются, возможно, и некотрые другие городища с примыкающими к ним селищами, как, например, у села Спас на реке Угра.

Основным типом погребальных сооружений домонгольского времени продолжали оставаться курганы округлой в плане формы, располагающиеся, как правило, группами до несколько десятков насыпей. На вятичской территории они трудноотличимы по внешним признакам от более ранних. В местах расселения кривичей они пришли на смену длинным курганам.

В ХI веке у вятичей и кривичей появляется и быстро становится господствующим обряд трупоположения, однако вплоть до начала ХII века трупосожжения и трупоположения местами сосуществовали, как, например, в курганном могильнике у деревни Сливидовка (Слевидово) Перемышльского района. Преобладающей ориентировкой погребенных по обряду трупоположения стала западная. В бассейнах рек Угра и Жиздра встречаются погребения с восточной ориентировкой, объясняемой некоторыми исследователями влиянием балтского субстрата. Редкие случаи северной ориентировки рассматриваются как влияние обычаев финно-угорских племен.

Остатки трупоположени ХI – начала ХII веков чаще всего обнаруживаются на древней поверхности, непосредственно под насыпью кургана. С середины ХII века умерших стали помещать в неглубокие могильные ямы, которые устраивались до возведения насыпи и перекрывались ею. Со временем глубина подкурганных могильных ям увеличивается, а высота курганов уменьшается. Курганы превращаются, таким образом, в невысокие надмогильные холмики. Со временем уменьшается и количество находок в погребениях. Такие изменения в погребальном обряде могут связываться с влиянием христианства.

Мужские погребения в древнерусских курганах, как правило, бедны находами: это поясные пряжки и кольца, ножи, фитильные трубочки и тому подобное. В женских погребениях находят разнообразные украшения и детали костюма. Племенными признаками вятичей являются семилопастные височные кольца, решетчатые перстни, хрустальные и стеклянные шарообразные бусы, перемежающиеся в ожерельях с сердоликовыми бипирамидальными, пластинчатые загнутоконечные браслеты. Для кривичских женщин характерны браслетообразные с завязанными концами височные кольца, ожерелья из стеклянных позолоченных и различной офрмы сердоликовых бус, разнообразные бронзовые подвески к ожерелью. Как в мужских, так и в женских погребениях нередко находят глиняные сосуды с линейным и волнистым орнаментом, изготовлявшиеся уже на гончарном круге. Большая часть курганов древнерусского времени, исследованых на территории Калужской области – остатки кладбищ сельского населения. Из других памятников древнерусского времени интересен клад западноевропейских монет второй половины ХI века, найденный на селище у деревни Льговка в Перемышльском районе.

Позднесредневековые памятники ХIV – ХVII веков на территории области представлены главным образом городищами – остатками феодальных усадеб или городов – и селищами, по своему местоположению не отличающимися от древнерусских. Пережитками домонгольского обряда погребения интересен грунтовый могильник Калужский Бор в городе Калуга. На позднесредневековых памятниках найдены близкие известным по раскопкам в Москве и подмосковных городах фрагменты красноглиняной, краснолощеной, серой, белоглиняной и чернолощеной посуды, керамические игрушки, изразцы, разнообразные хозяйственный инвентарь, украшения, монеты. В числе последних следует упомянуть находки в Калуге редких медных монет ХV – ХVII веков – пуло.

Позднесредневековые памятники не подвергались широким стационарным раскопкам, хотя их исследование представляет несомненный интерес, оно позволило бы во многом дополнить и конкретизировать сведения письменных источников.

Археологические памятники по районах:

КалугаБабынинскийБарятинский — БетлицкийБоровскийДуминичскийЖиздринскийЖуковскийИзносковскийКировскийКозельскийКондровскийЛюдиновскийМалоярославецкийМедынскийМещовскийМосальскийПеремышльский — Спас-Деменский — СухиничскийТарусскийУльяновскийФерзиковскийХвастовичскийЮхновский.

Калужская область

Калужская область